Говоря о социодинамике научного мировоззрения, следует предложить общее определение понятия «наука». Наука – это форма рационального мировоззрения, опирающегося на изучение окружающей действительности, включающего в себя выработку технологий и инструментария познавательной деятельности, проведение исследовательской работы на практике и получение результатов исследования в виде теорий, формул, концепций и т. д. Важным признаком существования той или иной науки является возможность абстрактно-теоретического отображения окружающей действительности. Важным доказательством науки является возможность верификации и применения полученных исследований на практике.

В определенных случаях абстрактная наука может оставаться на теоретическом уровне, но осуществлять междисциплинарную связь с другими науками, имеющими практическое преломление. Важнейшим толчком для развития науки всегда являлись потребности общества экономического, политического, социального и культурного характера. Также, как показывают исторические данные, важнейшим фактором развития исторической науки выступали военные наступательные и оборонительные задачи, которые на протяжение веков особо остро волновали государство и общество.[i]

Когда же появилась наука в исторической ретроспективе? Это довольно сложный вопрос, ответ на который зависит от понимания не только природы и определения науки, но и проблем изменения роли и значения науки для жизни человеческого социума. В древнем мире было три важных фактора развития научной мысли:

  1. Хозяйственно-бытовые нужды, которые на уровне стихийных открытий способствовали наблюдению за окружающим миром, осмысление результатов этих наблюдений и попытка перевода умозрительных рассуждений в практическое русло. Так, за тысячу лет до открытия Ньютоном законов гравитации люди отлично представляли специфику полета камней по определенной траектории, исходя из раннего опыта и непосредственного наблюдения.
  2. Военные потребности, которые представляли собой острую необходимость выживания того или иного сообщества. Для военных нужд использовались самые разные изобретения, применяемые на практике, апробированные в сложных ситуациях и доказавшие свою эффективность. Именно войны, как это ни печально звучит, способствовали развитию общечеловеческой цивилизации в целом и науки в частности.

3.Религиозные верования, всегда выполнявшие охранительные и оправдательные функции в любом обществе. В определенный период времени религия была единственной формой абстрактно-теоретического мышления, которая давала толчок для развития иных форм подобной мыслительной деятельности. Религия давала возможность мыслить и рассуждать вне контекста существующей реальности, способствуя развитию логики, философии и свободной исследовательской деятельности, не зависящей жестко от сиюминутных материальных потребностей. Религия помогала человеку посмотреть за горизонты существующей реальности и преодолеть потребность в узком практическом применении тех или иных знаний или изобретений. Религиозное мировоззрение пыталось объяснить все, что казалось непонятным, и не ограничивало исследования необходимостью доказывать сложные вещи (непонятные для человека того времени), а стимулировало развитие творческой активности и человеческой фантазии.

По сути, с появлением разумного человека (не важно, был ли он создан Творцом или сформировался в процессе эволюции) появились и элементы научно-познавательного мышления. Многие научные изобретения и достижения уходят своими корнями в Древний мир. Нам известны Архимед[ii], Пифагор, Фалес из Милета[iii] и другие мыслители, чьи достижения актуальны и в наши дни. Астрономия появилась в Древнем Вавилоне, хирургия – в Древнем Египте, геометрия – в Древней Греции, картография – в Древнем Китае и т. д. Но, в целом, система научного мировоззрения не была полностью оформлена в Древнем мире. Это утверждение, пожалуй, останется актуальным, если мы не найдем убедительных доказательств обратного. Что же мешало людям древнего мира, создавшим великие культуры и цивилизации, сформировать научное мировоззрение? Или почему в древнем мире людям хотя и было присуще научное мышление, но оно было не достаточно развито?

Отвечая на этот вопрос, следует вспомнить два важнейших фактора, составляющих жизнедеятельность и сознание человека из древнего мира. Первый фактор – это наличие рабовладельческого строя: в условиях рабства не могла появиться какая-либо техника в промышленном масштабе, хотя существует упоминание различных научных изобретений в знаменитой Александрийской библиотеке. Дело в том, что технические изобретения и их массовое внедрение подрывали экономическую основу существования рабства, основанного на дешевой рабочей силе и заменяющей интеллектуальную и исследовательскую деятельность. Вторым важным фактором жизни и сознания древнего человека была языческая религия. Согласно языческой религии, весь окружающий мир представлял собой некую совокупность богов и духов, которые не просто жили самостоятельной жизнью, но и по своей природе были на порядок выше людей. Вся природа была сакральна и населена могущественными одушевленными существами.[iv] Вода, например, воспринималась как бог воды, лес – как жилище лесных духов, а собственный дом населяли домовые и пенаты (духи умерших предков). Подобное мировоззрение не способно сформулировать рациональные принципы   познания окружающей действительности,  выявления научных закономерностей и использование этих закономерностей в практической деятельности.

Многие научные открытия являлись результатами религиозных поисков и мистерий. Даже знаменитая таблица Пифагора и его теоремы изначально имели мистическое значения, выступая что-то вроде гадальных карт и сакральных действий. Философия, которая развивалась в локальных зонах древнего мира, носила сугубо абстрактный характер, часто не предполагала исследований и доказательств[v]. Важным толчком развития науки послужил монотеизм и, прежде всего, христианство, которое четко разделяло понятия «Творец» и «тварь» («творение»). В христианстве весь окружающий мир превратился в творение, которое существует по законам, установленным Творцом[vi]. Следовательно, человек, стремясь познать Творца, должен познавать законы творения и весь сотворенный мир. Следовательно, познание стало своего рода религиозной задачей каждого верующего. Также христианство четко разделило «мир горний» и «мир дольний»[vii]. Мир горний оставался Божественным и не подлежал научно-познавательному исследованию, а мир дольний превратился в своего рода исследовательскую лабораторию, ведь христианство провозгласило человека образом и подобием божьим, то есть фактически помощником Творца или сотворцом. Данное религиозное мировоззрение способствовало и способствует становлению науки как особого вида познания окружающего мира и особого вида мышления[viii]. Также христианская доктрина способствовала отделению от богословия науки и философии, хотя долгое время и философию, и науку рассматривали в качестве придатков, или слуг, богословия, но, тем не менее, наука постепенно формулировала рациональные пути познания действительности и реализации полученных знаний на практике.

У разных народов в разных культурах формирование научного мировоззрения происходило в разные эпохи и в разных условиях, но в основе научного мировоззрения всегда были принцип относительно свободного мышления и ориентация на практическую пользу. В наши дни остается только спорить, какой из этих факторов является первым, а какой вторым.

Утверждение христианской традиции в Европе способствовало крушению рабовладельческой системы, что также привело к освобождению общественного сознания и появлению потенциальной потребности в технических достижениях. Поэтому христианская традиция активно развивала логику, схоластику и разные сферы философии, что активизировало развитие понятийного аппарата и инструментария для науки.

Следующим толчком для развития науки можно считать эпоху крестовых походов, что способствовало обогащению европейской культуры достижениями стран Ближнего Востока. В рамках исламской традиции (также монотеистической) успешно развивались философия, право, медицина, астрономия, алгебра, элементы химии, физики, а также было сделано значительное количество технических изобретений. Все эти достижения пришли в Европу и способствовали формированию новых цивилизационных аспектов. В XII – XIII вв. в Европе развивается образование, открываются университеты во многих крупных городах. Появляются новые методики исследования и познания. Здесь стоит вспомнить слова французского философа Пьера Абеляра: «Все подвергай сомнению»[ix]. Позже эта мысль станет основой научной методологии Декарта. В средние века именно в Европе сформировалось относительно свободное критическое мышление, опирающееся на острую потребность в познании окружающей действительности, а также на острую потребность в доказательстве каких-либо утверждений.

К началу эпохи Возрождения (конец XIV – XVI вв.) в Европе уже сложилась определенная научная традиция и множество научных школ. Важным катализатором развития науки в XV – XVI вв. выступили важнейшие политические события. Середина XV века ознаменовалась усилением Османской империи. В 1453 г. османами был захвачен Константинополь, а Византийская империя прекратила свое существование. Многие ученые были вынуждены переехать из завоеванных территорий в Европу, что, безусловно, обогатило европейскую цивилизацию новыми идеями и достижениями. Также завоевание в восточном средиземноморье османов вынудило европейцев искать альтернативные пути на Восток, что привело к великим географическим открытиям, из которых не только достижения Европейцев были перенесены в Америку и Азию, а, соответственно, достижения народов Азии и Америки попали в Европу, но и серьезно изменилось сознание самих европейцев, которое опиралось на достоверные знания о планете. Подобные открытия развивали экономические и культурные связи, обогащали людей новыми идеями, а также стимулировали военные столкновения, которые, в свою очередь, способствовали возникновению и распространению новых знаний.

Следующий этап развития науки – это периоды промышленного переворота XVII – XVIII вв. и эпохи Просвещения XVIII – XIX вв. Промышленный переворот наглядно показал, как научные изобретения конвертируются в промышленные достижения, а в итоге промышленные достижения приносят большие деньги и реальную власть. В этот период на смену традиционного архаичного общества, где господствовали преимущественно аграрные институты, а власть осуществлялась при помощи силы и традиции, приходили индустриальные отношения, основанные на производстве, приносящем прибыль, а деньги и иные финансовые возможности стали превращаться во власть.

Эпоха Просвещения способствовала продвижению и популяризации различных знаний. Также постепенно эпоха Просвещения закладывала возможность приобщения людей разных социальных слоев к научным достижениям и ориентированию науки на службу человека.

Эпоха Просвещения стала возможна благодаря изобретению и внедрению печатного станка Иоганном Гутенбергом, что способствовало распространению знаний и сохранению нужной информации в достаточно нужном количестве[x]. Наука и познание стали ближе к насущным проблемам человека, и в новое время многие люди стали ощущать на личном опыте конкретную пользу от научной деятельности. С середины XIX в. появляются технологии создания и распространения массовой информации, что позволило популяризировать и распространять научные знания: телеграф, газеты, а позже радио и телевидение дали возможность осуществлять доступ к знаниям самого широкого круга людей, рассредоточенного по всему миру[xi].

С середины XX века индустриальное общество, во главе которого встали предприниматели, владеющие промышленным производством, а главной ценностью явились деньги, стало постепенно уступать место новому обществу — информационному. Особо важную роль в этом  новом обществе начали играть эксперты, обладающие уникальными знаниями, а высшей ценностью становится научная информация, которая легко и быстро конвертируется в деньги и во власть. Благодаря научно-техническому прогрессу и научно-технической революции наука превращается в главную движущую производственную, экономическую, политическую, социальную и культурную силу. При этом наука остается важнейшей основой военного дела и важнейшим фактором достижений в военной сфере.

В настоящее время между различными государствами наблюдается острая конкуренция за новые стратегические научные знания, владение которыми означает контроль над важнейшими мировыми цивилизационными процессами. Также в наши дни потенциальную опасность представляет множество научных изобретений, противоречащих основным этическим нормам и общечеловеческим ценностям. Особой опасностью являются научные изобретения в сфере военных технологий, которые способны уничтожить человечество и всю планету[xii].

В подобных условиях назревает острая необходимость в контроле за научными изобретениями и в четком ориентировании научной деятельности на решение глобальных общечеловеческих проблем в данную эпоху. Таким эффективным механизмом контроля за научными изобретениями может стать создание некого высшего контролирующего органа – Мирового научного центра, – который обеспечивал бы стабильность развития науки и предотвращал появление потенциально опасных изобретений, способных стать оружием массового поражения.

При Мировом научном центре (МНЦ) должен быть сформирован новый коллегиальный орган – общемировой научный совет, который бы регистрировал, патентовал и контролировал дальнейшую разработку изобретений ученых во всех государствах. МНЦ принимал бы общее решение о необходимости финансового поощрения отдельных кандидатов, которое может осуществляться через отдельные органы Высшего Наблюдательного Совета (ВНС). Условия использования и возможности распространения различных видов изобретений общемировой научный совет должен согласовывать с союзом ВНС определенного государства[xiii].

В своей социально-философской концепции «Аксиодемия» (от греч. «ἀξία» – ценность, «δῆμος» – народ) современный российский футуролог Артур Гилоян описывает принцип построения взаимодействия в научной сфере нового миропорядка, а также значительное внимание уделяет проблеме гармонизации психологии человека и общества, взаимодействия человека и природы. Одним из этапов решения данной проблемы могло бы стать создание единой мировой сети с общей системой образования и воспитания, основная деятельность и функционирование которой состоит в исключительно научно-созидательном направлении и априори не предполагает вмешательство в другие сферы жизнедеятельности, но помогает решить различные социально-политические, экономические и культурно-религиозные вопросы. То есть, новое мироустройство предполагает создание целой команды молодых ученых, воспитанных на принципах гуманности и целесообразности научных изобретений для всего человечества.

Аксиодемия включает в себя так называемый «Академический проект», первым этапом которого является построение Академических городков сначала на пяти основных континентах и далее в каждом государстве, что создаст условия для воспитания большого числа умных, развитых, самодостаточных людей̆, свободных от всех социальных «вирусов», не несущих в себе отрицательного генотипа и способствующих в будущем  улучшению генетического фонда человечества.

Предполагается, что отбор будущих учеников академических городков осуществлялся бы с согласия родителей – на основе психологического тестирования, психоневрологической диагностики и генетического исследования. Главным критерием отбора, согласно концепции А.В. Гилояна, мог бы служить уровень умственной активности. По договоренности с родителями возвращение детей домой в случае проявления серьезного или неизлечимого заболевания, которое влияет на дальнейший процесс обучения, было бы возможно до 4-5 лет, после пяти лет лечение и заботу осуществляли бы сотрудники научного городка. На протяжении всего обучения родители информируются о состоянии здоровья и учебных достижениях ребенка, им предоставляется возможность периодического общения с детьми через переводчика.

По мнению А. Гилояна: «Воспитанники получают только ту информацию из внешнего мира, которая соответствует программе обучения, и общаются они только с педагогами и персоналом Академического городка. Обучение всех детей, независимо от их национальности, проходит на одном искусственно созданном языке, условно назовем его эсперанто. На этом же языке общаются и все жители Академического городка, как в учебной, так и в бытовой обстановке. До достижения совершеннолетия, учащиеся в научном городке не изучают религию, и, соответственно, на формирование их мировоззрения не оказывается религиозного влияния. Но в учебном процессе с 12 лет детям представляют общую информацию о божественной теории («высшая сила»).  Для предотвращения негативного информационного влияния современного общества необходимо обязательное ограничение доступа к сети Интернет и телефонных разговоров и прямых контактов учеников с родителями до 23 лет. Переводчик в качестве посредника при телефонных и личных разговорах нужен не только для того, чтобы перевести любой другой язык на эсперанто, но и для того, чтобы фильтровать и отсеивать негативную информацию, которую намеренно или случайно передают детям их родители. Родители могут посещать детей в Научном городке не более двух раз в год»[xiv].

Таким образом, по предположению Артура Гилояна, через 50—70 лет после начала реализации Проекта «Аксиодемия» люди поймут, на что в действительности способен наш разум, и постепенно агрессивные тенденции в развитии социума сами будут блокированы новыми факторами организации социальной жизни.

Автор данной концепции приглашает представителей различных наук и философских направлений к активному творческому обсуждению его идеи.

Н.В. Шеляпин, канд. социол. наук, доцент,

кафедра связей с общественностью,

Российский государственный гидрометеорологический университет,

г. Санкт-Петербург, Россия

[i] Грибов М.О. Модернизация ВПК СССР: научно-технический и социо-культурный аспекты: автореферат диссертации по истории. – М., 2005.

[ii] Архимед: сочинения. – M.: Физматгиз,1962. 640 с.

[iii]  Гуссерль Э. Деррида Ж. Начало геометрии. Пер. с фр. и нем. – М.: 1996.  272с.

[iv] Розанов В.В. Семья как религия//Русский эрос, или Философия любви в России. – М.: Прогресс, 1991. С. 86 – 93.

[v] Деррида Ж. Поля философии. Пер. с фр. Д. Кралечкина. М.: Академический проект. – М.: 2012. 376 с.

[vi] Флоренский П. Столп и утверждение Истины. Опыт православной теодицеи в двенадцати письмах. – М.: Академический Проект, 2012. 912 с.

[vii] Вебер М. Работы М. Вебера по социологии, религии и культуре / АН СССР, ИНИОН, Всесоюз. межвед. центр наук о человеке при президиуме. Вып. 2. – М.: ИНИОН, 1991.

[viii] Гумелёв В.Ю. Причины и геополитическое значение гибели Византийской империи // Политика, государство и право. 2013. № 3 [Электронный ресурс]. URL: http://politika.snauka.ru/2013/03/678 (дата обращения: 14.12.2015).

[ix] Абеляр П. Исповедь. История моих бедствий. – М.: Республика, 1992.

[x] Маклюэн М. Галактика Гутенберга. Становление человека печатающего = The Gutenberg Galaxy: The Making of Typographic Man. – М.: Академический проект, 2005. 496 с.

[xi] Бэлл Д. Грядущее постиндустриальное общество. – М.: Академия, 1999.

[xii] Хабермас Ю. Техника и наука как «идеология». – М.: Праксис, 2007. 208 с.

[xiii] Гилоян А.В. Отражение жизни. – СПб.: Невзоров от Эколь, 2012. 445с.

[xiv] Аксиодемия [Электронный ресурс]. – Режим доступа. – URL: http://axiodemia.com/ (дата обращения – 14.12.2015).

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники