Человечество вошло в эпоху становления глобального мирового хозяйства, в эпоху информационных технологий и против этого объективного явления бессмысленно бороться на митингах, как, например, митинги против глобализации в Праге. Речь должна идти о том, чтобы в этом процессе, объединяющем человечество в единую суперсистему, не разрушались такие понятия как нравственность, справедливость, совесть, не размывалось самобытное развитие народов. А если говорить об экономике, то не должно быть так, что после снижения роли пограничных барьеров в процессе глобализации “все будут равны, но некоторые окажутся равны больше, чем другие”. То есть, не должно быть так, что внутри суперсистемы какой-то один из её региональных центров начнёт перекачивать материальный и информационный продукт в одностороннем порядке, паразитируя на других и выстраивая собственную безопасность в ущерб биосфере планеты.

Ныне, как перед всем человечеством, так и перед Россией, являющейся региональной цивилизацией планеты Земля, очень остро встаёт вопрос — по какому руслу устремится в будущее единая человеческая цивилизация? А этих путей не так и много. В самом обобщённом виде можно говорить о трёх:

1. Технократическом. Суть его: власть техники над людьми, человек является придатком.

2. Технологическом. Суть его: управление техносферой организовано безопасным для биосферы и общества образом.

3. Биологическом или Экологическом. Суть его: уровень мировоззрения и духовности общества таков, что открываются внутренние резервные возможности человека и новые неизвестные дороги для гармоничного сосуществования с матерью-природой, без искусственных технических костылей. Но это далёкое будущее.

Снова, как русский витязь в русских сказках, стоит весь мир у камня на распутье. Наши депутаты-законодатели различных уровней управления и прежде всего депутаты Государственной Думы Российской Федерации, должны учитывать то, на какую дорогу будет подталкивать общество их законотворческая деятельность.

Технократический путь оказался для всего мира катастрофичным и непредсказуемым. По этому поводу высказались даже “высокопосвящённые” американцы в видеофильме “Матрица”. Стало очевидным, что при постоянно увеличивающемся потреблении, из биосферы “выжирается” больше, чем она может воспроизвести. Количество техногенных аварий учащается. Общая загрязнённая окружающая среда биосферы проникает в организм человека, внося свои поправки в процесс заболеваемости и мутаций, так, что никакие лекарства не помогут. По этому поводу в экологической прессе был рисунок: сидит на стуле бабушка с двумя головами и вяжет спицами. К ней подползает гусеница с детским человеческим лицом и спрашивает: бабушка, и чего это раньше люди так боялись радиации?

Природа — живая. Она нас объемлет, а не мы её. Она нас родила и кормит. Чувствуя по обратным связям отношение людей, она отвечает адекватно: либо засухами и катастрофами, либо урожаями и безопасной жизнью. А мы иногда забываем это.

Дальнейшее следование в русле технократической цивилизации приведет к экологической катастрофе. Выстраивание безопасности в рамках Техносферы бессмысленно, а законотворческий процесс, законы — будут выглядеть “похоронными вешками” с помощью которых люди своими руками сопровождают свою цивилизацию в могилу.

Следовательно, нужно кардинально изменить ситуацию и создавать такие законы, которые могли бы ставить запрещающие знаки на тупиковых путях, ведущих к деградации и, которые бы открывали дорогу к экологически безопасным технологиям, к обретению обществом экологического самосознания. Нужно объяснять и закреплять в общественном восприятии различие трёх видов цивилизаций и с помощью средств массовой информации формировать образ той будущей экологической и справедливой цивилизации, которая все равно рано или поздно состоится.

Так и будет!

Но на сегодняшний день есть ещё одна очень острая проблема. Дело в том, что законотворческий процесс и информационная политика пока никак между собой не состыковываются. Поэтому законы “болтаются” в чуждой информационной среде, не получая достойного информационного обеспечения со стороны государства. Следовательно, необходимо подумать и об информационной политике, сопровождающей законотворческий процесс. Приведу пример. Есть в Российской Федерации важнейший Закон, принятый ещё 1991 году “Об охране окружающей природной среды”, начинается он очень сильными и правильными словами: “Природа и её богатства являются национальным достоянием народов России, естественной основой их устойчивого социально-экономического развития и благосостояния человека. Настоящий Закон в комплексе с мерами организационного, правового, экономического и воспитательного воздействия призван способствовать формированию и укреплению экологического правопорядка и обеспечению экологической безопасности на территории Российской Федерации”. Вот такое хорошее начало, как, вобщем, и сам Закон. Но теперь давайте проведём небольшой экскурс в информационное поле страны и посмотрим, сможет ли самый распрекрасный Закон реализоваться без созидательной информационной политики.

На сегодняшний день в России отсутствует государственная экологическая политика, что видно даже далёким от понимания экологических проблем людям. Очевидным фактом, подтверждающим данную мысль является анализ телепередач, радиопрограмм и изучение печатной продукции. В СМИ процент экологической информации настолько низок (нет, наверное, и 0,5 %), что вызывает сомнение у обывателей тезис о надвигающейся глобальной экологической катастрофе. Складывается впечатление, что — чего нет в газетах, того нет и в жизни. На развалах лотков с газетно-журнальной продукцией не найти ни одного экологического издания, а содержание всего продаваемого многообразия можно определить как: грязно-политические, оккультно-мистические, частно-экономические, узко-аналитические, сексуально-эротические, кроссвордно-юмористические и т.д. Все они усиливают “мозговой разжиж” у народа, или вызывают отторжение. Информационное поле страны в целом захламлено всякой чепухой, но в нём-то и пребывает сознание большого количества людей, подпадающих под скрытое управление бесструктурным способом по не оглашаемому алгоритму “разделяй и властвуй”. Об экологическом поле страны, которое в идеале должно быть не вписанным в общегражданское информполе, как маленькая матрешечка, а объемлющим его — вообще говорить не приходится. Последствия этого мы и лицезреем ныне: уничтожение природы, учащение техногенных аварий, несанкционированные свалки, немыслимая задымленность, парниковый эффект. На повестку столетия, в векторе целей развития России, должны выходить приоритетными вопросы экологической безопасности.

Между тем, хотя пока в рыхлом государственном теле не выкристаллизовалась мощная информационно-экологическая структура для систематического воздействия на общество, само общество, пытается реагировать на давление внешней среды, рассуждая на различные экологические темы и из года в год расширяя диапазон прозревающих. Так, за последние 10 лет мы видим появление на различных предприятиях должности профессионального эколога, в программах партий — экологические абзацы, в учебных заведениях — лекции по экологии, в регионах — распространение зелёных. Хотя зелёные не представлены пока в Парламенте страны, интерес к их деятельности у людей возрастает. Но радоваться “размножению” зелёных нужно сдержанно, понимая, почему это происходит.

Если проанализировать глобальный исторический процесс с точки зрения Достаточно общей теории управления, то сам факт появления многочисленных зелёных, особенно в конце ХХ века говорит о большой ошибке управления, о расхождении векторов развития природы и общества. Появление многочисленных экологов — это показатель плохого качества управления делами общества. Если бы общество находилось в гармонии с природой, то экологи бы не появлялись. Но это одна сторона дела. Другая – это та, что зелёно-экологический мир, хоть и является показателем ошибки сбитого с прямого пути человечества, однако, сам он концентрирует в себе идеи о дальнейшем развитии цивилизации, о вариантах экологически чистых технологий, о том, чего ещё не осознает отехнократиченное, оматериаленное, устремлённое к невидимой за горами пропасти человечество.

Экологов, зелёных, можно сравнить с людьми сошедшими на обочину с большой автомагистрали, наблюдающими со стороны за мельканием машин и обдумывающих планы остановки безумного потока, способы доведения своей информации до бездумно-автоматически действующих водителей. Пока получалось не очень, кто-то даже посмеивался. Иногда вставал вопрос: а нужно ли кого-то спасать? Может быть, это Всевышний Бог дал возможность людям, не воспринявшим ранее в истории информацию пророков о праведном пути, приблизиться к опасной черте, ощутив обжигающее действие материализма и задуматься о ложности своих замыслов, несогласованных с Ним.

Таким образом, Создателем (Иерархически Высшим Объемлющим Управлением) были замкнуты обратные связи на самих людей: каково нравственное состояние человечества (уровень их святости) — такова и цивилизация. Чем выше нравственность, тем выше порог чувствительности к объективным процессам, тем ближе общество к прямому Боговодительству — цивилизация пребывает в гармонии без катаклизмов.

И наоборот, чем ниже нравственность, тем ниже мера понимания в отношении того, что происходит и разрастающихся кризисов — цивилизация выходит за пределы допустимого управления и гибнет, как, например, древняя Атлантида.

Выход только один — усилием воли, самим менять мировоззрение. Подсказка есть и в Евангелие: “С сего времени Царствие Божие благовествуется и всякий усилием воли входит в него”, и в Коране: “Поистине, Бог не меняет того, что происходит с людьми, пока они сами не переменят того, что есть в них”.

Зелено-экологический мир, в отличие от остального, острее ощущает эти проблемы, по большей части интуитивно, но и сам, во многом, находится в плену анархо-атеистических воззрений, а часть экологов (об этом иногда говорят) находится ещё и под колпаком идеологических установок иностранных грантодателей. Поэтому и мир для них половинчат: это — слышу и вижу, а это — нет. Как тут не вспомнить об отсутствии госполитики в области экологии, долженствующей быть и формировать целостный взгляд на мир.

На протяжении реформо-перестроечных лет государство побаловало народ всего лишь двумя Всероссийскими съездами по охране окружающей среды. Один прошёл с помпой в Москве в 1995 году в Парламентском центре при поддержке правительства Черномырдина, замкнутого через Комиссию по сотрудничеству на вице-президента США Альберта Гора, курировавшего одно время “развитие” зеленого движения в России. Второй Съезд прошел в Саратове в 1999 г. под патронажем губернатора области Аяцкова. Он получился менее разрекламированным, почти неизвестным широкой общественности. Экологи ждали его 4 года, заметив, что Съезд оттягивали до последнего и, в конце концов, загнали в провинцию. Значит, не хотело государство слышать голос экологической России, ближе всего находящейся к реальному пониманию того, что происходит с нашими недрами, лесами, морями, реками, озерами, с братьями нашими меньшими, с русским человеком?

Экологи ближе всех стоят к основообразующей статистике, а она вопиет против победных кличей реформаторов. Кстати, если говорить о Концепции Устойчивого Развития, навязываемой Западом нашей России, то это попытка навязать нам их проблемы и вписать нашу страну на условиях колонии для решения их целей.

Для изменения ситуации, при выработанной государством целостной экологической политики, необходимо все экономические предложения рассматривать с позиций экологической безопасности России. Обязательно повышать процент экологических публикаций в СМИ, снижая процент “грязной” информации, и — банковский процент(!) потому, что высокий ссудный процент, а проще говоря, ростовщичество, загоняет производственную сферу в безудержную гонку перемалывания природных ресурсов, но это отдельная тема.

Что же касается массовой общегражданской прессы, то в своем большинстве она не только с неохотой пишет на экологические темы, но и то, о чём пишет является, либо заказным материалом, либо вынужденной реакцией на уже произошедшие экологические аварии. Загодя же формировать у населения экологическое мировоззрение, обсуждать вопросы выстраивания экологического образования, работать на упреждение по системе «предсказатель – поправщик», дабы не случались непредвиденные неприятные истории, такая пресса особого желания не изъявляет. Имеющуюся в России зелёную прессу можно пересчитать на пальцах. Тиражи её невелики, влияние пока слабо. Вот на каком иформационном поле приходится работать. И, конечно, как можно понять, очень трудно в таких условиях реализовать, к примеру, вышеупомянутый Закон “Об охране окружающей природной среды”, как, впрочем, и другие Законы.

Поэтому говоря о проблемах региональной безопасности и о совершенствовании законодательства нужно, на мой взгляд, думать о едином положительном информационном пространстве, основой которого могла бы стать Концепция Общественной Безопасности в которой исходным базовым параметром является целостное мировоззрение, рассматривающее Вселенную, как процесс-триединство: Материя-Информация-Мера.

В своих аналитических оценках, из которых вытекают практические предложения, как для страны в целом, так и для любого региона в частности нужно исходить именно с позиции Объективной реальности, с позиции целостной методологической философии.

От редакции:
Данный доклад был сделан главным редактором газеты «Общество и Экология» С.А. Лисовским на парламентских слушаниях по глобальной и региональной безопасности в Госдуме РФ 28 ноября 2000 года. Сегодня, по некоторым аспектам, он звучит еще более актуально.

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники