Недавно Всемирная организация здравоохранения поставила человечеству диагноз — F 63.9. Под таким номером в реестр психических заболеваний внесено состояние человека, которое принято называть термином любовь. Так и хочется отреагировать на это заявление ВОЗ словами новоиспеченного Нобелевского лауреата Гейма, который на предложение президента России поработать на бывшую Родину, воскликнул: «Вы, что там, с ума все посходили, что ли?».Разумеется, в настоящее время анализ различных удивительных высказываний Гейма, например, про двухслойные и трехслойные графены, доставил бы мне несравненно большее удовольствие, чем комментарии на подозрительные, с точки зрения медицины, заявления ВОЗ, и все же, считаю своей обязанностью, и даже долгом, выполнить эту работу.

Дело в том, что, как и всем другим живущим, слово любовь мне знакомо не понаслышке. Однако есть две существенные причины, позволяющие мне публично распространять собственное мнение на эту тему. Первая причина заключается в имеющихся в моем распоряжении существенных знаниях о предмете суждения, полученных в результате профессиональной многолетней интроспекции.

Этот собственный опыт действительно является многолетним, поскольку, хорошо помню, что влюбляться я начал еще в совсем раннем детстве. Правда, отчетливо помню и то, что уже тогда умел себя хорошо контролировать и никогда не заходил слишком далеко. Примерно в тоже время, еще не понимая, что это одно и тоже, я дал себе слово – как только потеряю интерес к женщинам, следующим моим увлечением будет наука.

Этот шутливый текст позволяет мне напомнить всем о том, что впервые человеческая «F 63.9» обнаруживается в светлой детской любви к матери, опошленной великим Зигмундом, опередившим постановление ВОЗ на 100 лет. При первичном анализе этого, чарующего новизной постановления, складывается впечатление, что ВОЗ взяла на себя высокую миссию – наказать изощренно человечество за вздорное, никчемное поведение, да так, что бы хорошее настроение ему больше не понадобилось. А то ведь до чего уже дошло: едва лишь чарку выпьет, как сразу – чу, идет желанная…

Не знаю, что случилось в стенах ВОЗ, ведь людей и так никто не любит, а теперь еще и это… Впрочем, предположение имеется – сильно удивлюсь, если в ближайшее время не последует предложение о всеобщей мировой вакцинации против этого опаснейшего психического заболевания, в связи с надвигающейся эпидемией…. но непременно с обязательной поправкой – профессионалов и политиков не вакцинировать!

Вторая причина моего вторжения в дела ВОЗ заключается в том, что я, являясь профессиональным медицинским психологом, посвятил изучению этого наиболее важного явления в жизни каждого человека, значительную часть своей жизни. И вместе взятое, как личный опыт, так и профессиональные исследования позволяют мне с уверенностью утверждать, что любовь носит важнейшую для выживания вида функцию отбора и установления репродуктивных пар, способных сохранить в наследстве существенные эволюционные свойства ее носителей. Первый достоверный эксперимент, подтверждающий селективные функции генома я поставил еще, будучи студентом факультета психологии. Тот эксперимент я описал подробно в статье «Не просите любви, не допроситесь»:

«В эксперименте участвовали студентки ЛГУ, одиннадцать девочек. Согласно замыслу они должны были определенное время носить на шее платки. Счастливым случаем оказалось то, что две из моих подопытных не имели возможности приобрести для эксперимента инвентарь, и я лично купил для них два платка стоимостью по 14 копеек. Это были изделия советской мануфактуры желтого цвета, на которых там и сям, с целью украшения, были нанесены совсем блеклые полевые цветочки. Некрасивые это были платки… К участию в эксперименте я пригласил двух юношей из филологического факультета, где, как известно, учились дети из более респектабельных семей. Им было предложено осмотреть платки, трогать их, обонять и указать на тот, что нравится больше других. Хорошо помню, как мое сердце остановилось – один из студентов выбрал тот самый некрасивый платок…. он не мог понравиться эстетствующему юноше по внешним признакам. В заключительной части я пригласил всех участников эксперимента на вечеринку. В тот вечер я читал им Мандельштама, играл на флейте (тогда было модно быть разносторонним), сам же при этом внимательно наблюдал за событиями. И, наконец, открытие величиной в жизнь, с которым я и поныне не знаю что делать, свершилось – он пошел провожать домой ту девочку, у которой не было 14 копеек на приобретение некрасивого платка!». А потом они поженились. Она профессионал, и сумела сохранить их любовь на протяжении всей жизни, они и поныне тешатся…

Любовь… Ее изучают тысячелетие, вникая в самые ничтожные подробности в бесчисленных поэзиях и научных трудах, в комментариях к ним и в комментариях к комментариям, нужно ли еще одно исследование, этих ослепляющих красотой артефактов, за которыми сокрыто ее истинное имя и сущность, что не могут раскрыть люди…

Да, сегодня мы частично выявили биохимию, обеспечивающую все её стадии: подтверждение правильности выбора партнера с помощью вознаграждающих энкефалинов и эндорфинов, поддержание постоянного агрессивного статуса необходимого для боевых операций при завладении объектом с помощью адреналина, поддержание высокого оптимистичного состояния с помощью серотонина, и даже восстановления организма после стрессов с помощью производных арахидоновой кислоты – так заботливо и сполна готовит природа человека для успешного решения ее главной задачи.

Любопытно, что такие вещества как энкефалины и эндорфины отвечающие за вознаграждение, являются действующим началом наиболее древней системы регуляции, сформировавшейся в те времена, когда о нервной системе природа и не помышляла. И сегодня эндорфины участвуют в процессах поощрения за спаривание и добычу пищи у таких животных как плоские черви, пиявки, моллюски, ракообразные и пр.

И вот, идеально экипированный человек приступает к выполнению главной задачи его жизни. Он впервые по настоящему счастлив, впервые его жизнь обретает ясный смысл, его действия целенаправленны и озарены великим внутренним светом, в этом озаряющем состоянии были созданы великие произведения, выиграны великие сражения, покорены вершины, и великие отравления, тоже ее рук дело… ради неё, уничтожались герои и целые народы, горели в огне города, низвергались жертвенники, совершались все преступления, которые только могут причудиться смертному; чаша, поднятая на пиру во имя любви… хранящейся в человеке с малого детства, будто угли замершего костра, что вспыхнет вдруг, когда раздует их ветер, налетевший с моря притихшего, заснувшего, широкого моря… так распорядился Мастер жизни, большеокий Рок, он прост и бесхитростен.

Так приходит любовь, изначально чистая и прозрачная как вода, стекающая с высоких гор, или взятая из трескающейся от нестерпимого вечного жара земли, дающей земледельцу жизнь, или сока винограда, прозрачно-красного, как кровь невинной жертвы, принесенной на рассвете, или цвета густого, как священный рубин, или черного, как ночь преступной любви, после которой кидаются с обрыва в бирюзовое море, горящее голубыми искрами; такое черное вино пили на Крите, и готовили в Фивах для фараона Хатшепсут, фараона-царицы, соединяя вино и бальзам, чей тайный состав передал им бог Тот — для прекрасной женщины, правящей Египтом и половиной молодого, еще не уставшего мира.

И вот она, всегда в человеке, всегда влияет… и то, как мы пишем первую каллиграфию, и то, как мы бьемся, и замираем в предчувствии подвига, и то как ненавидим, преступно и немилосердно, и как постигаем новое знание, и то, как управляем государством, и подлость, предательство и высокий героизм, проявленный в соответствии с потребностью момента и текущей вечности, и когда любуемся, замечая ту, что так и возвышается над другими… все мы делаем с одной целью — удержать её, единственно предназначенную, ради самого главного, ради новой, усиленной жизни, что принесет женщина … сжигающими время, жадными, горящими глазами, способными обрушить мир, смотрит она… и геном, большеокий Рок, внимательно и без устали следит за нами, поощряя наши поступки, умиляя имеющимся в его распоряжении идеальным райским снадобьем… Я синтезировал его в своей лаборатории.

Тем самым утверждаю — любовь, это самое светлое и единственно здоровое состояние жизни, и все что служит ей, тоже светлое и здоровое, и это таинство всегда на двоих, ибо они и есть званные, и избранные тоже… и не бывает трехслойной любви, как не бывает трехслойных графенов, а все другое, это о другом… и все, что за пределами главного интереса жизни, то мрак к мраку, там та, что без облика, с головой повернутой назад…

Эпилог.

Большеокий Рок бьется в жилище человека, жилище, где жизнь самая что ни на есть настоящая, жестокая и грубая настолько, что не возникает сомнений в ее реальности, жизнь такая значимая и ничего не значащая, но почему — то определяющая реальность – отчаянным роковым образом вдруг повторяющая себя в новой форме, которая снова всего лишь эпизод, и, кажется, совсем несущественный, и так всегда, от рождения к смерти, в каждой точке бесконечности, пока эта бесконечность существует, и пока вечность длится, рождая, пеленая, взращивая в своих глухо – черных и прозрачно светоносных глубинах человека, не имеющего смерти, побеждающего смерть – это и есть вечная пасха жизни, с ее лазурною дрейфующею кровью, и веками взлетающими в рай, и веками взлетающими в рай…

Всеволожск, октябрь 2011 г.
В.И.Петрик

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники