Как известно, с 1 июля, спустя всего полгода с начала мусорной реформы, в Санкт-Петербурге на 30 процентов выросли тарифы на вывоз мусора. Параллельно к региональному оператору по обращению с отходами — компании АО «Невский экологический оператор» (НЭО) – растет вал претензий. В среду предложения по оптимизации работы НЭО были переданы на рассмотрение руководства Союза промышленников и предпринимателей Санкт-Петербурга подведомственным Комитетом по экологической, промышленной и технологической безопасности (КЭПТБ).

Чем недоволен городской бизнес? Насколько обоснованы его претензии к работе НЭО? Можно ли исправить существующее положение? Об этом — в материале нашего корреспондента, побывавшего на заседании Комитета, где и обсуждался данный вопрос.

По факту или по нормативу?

Непростая ситуация с твёрдыми коммунальными отходами (ТКО), сложилась в Петербурге. Одним из её аспектов является взаимодействие предприятий и учреждений города с НЭО. Отсутствие взаимопонимания между сторонами этого процесса рождает серьёзные проблемы мусорного рынка города.

Наиболее часто предприниматели ссылаются на не устраивающий их способ оплаты за вывозимый мусор. Всего таких способа два, объясняют эксперты. По нормативу, когда расчётное количество отходов определяется количеством сотрудников или занимаемой общей площадью помещений предприятия, или по факту, когда вывезенное от юрлица рассчитывается, исходя из объёмов и количества контейнеров.

Так вот, выясняется, что НЭО в подавляющем большинстве случаев отказывается от заключения договора «по факту». Дескать, этого требует законодательство. И настаивает на расчете объемов отходов клиента «по нормативу». Важно понять, в чем разница между первым и вторым.

Например, для предприятия (реально существующего, назовём его N) общий объём отходов, рассчитанный по нормативу (учитывались площади помещений, в том числе подвальных, а также не используемых для производства), составил 3201 кубометр в год на общую сумму стоимости вывоза в 3 миллиона 104 тысячи рублей. Фактический же объём мусора у N за год составил 60 кубометров, что обошлось ему в 48 тысяч рублей. Стоит ли комментировать отношение бизнесменов к этому самому «нормативу»?

N еще повезло – оно имеет собственную контейнерную площадку и свои же контейнеры. Поэтому, согласно договору, вывоз его отходов НЭО будет осуществлять все-таки «по факту». Но масса юрлиц в городе не имеет собственных площадок и вынуждена ставить собственные контейнеры на уже имеющиеся (конечно же, по договоренности с ее владельцем). А в таких случаев НЭО железобетонно настаивает на «нормативе».

Оператор ссылается на постановления Правительства РФ №1039 «Об утверждении правил обустройства мест (площадок) накопления твердых коммунальных отходов» и №505 «Об утверждении правил коммерческого учёта объёма и (или) массы твёрдых коммунальных отходов», которые якобы не позволяют расчеты «по факту». Изучив постановления, специалисты не увидели запрета на установку одним юридическим лицом своих контейнеров на площадку другого юридического лица при условии заключения договора. Здесь НЭО, что называется, перегибает палку.

Таким образом, бизнесменов, переплачивающих за мусор, вынуждают нести убытки. Но деструктивные последствия такого подхода куда глубже. Завышенные данные по объёму якобы образовавшихся отходов попадают в статистику по форме «2-ТП- Отходы» и в Декларацию о плате за негативное воздействие на окружающую среду. Это может существенно исказить информацию о фактическом количестве образуемых в Санкт-Петербурге коммунальных отходов. Что, с высокой вероятностью, повлияет на принятие решений государственных органов в этой сфере.

У вас не вывозили мусор? Все равно платите!

Как известно, в Санкт-Петербурге зарегистрировано около 300 000 организаций и предприятий, в процессе деятельности которых образуются твердые коммунальные отходы (ТКО). Все они обязаны заключить договор с АО «НЭО». Однако, на самом деле, это удалось далеко не всем.

К концу мая-началу июня, спустя полгода после начала реформы, юрлица стали получать счета от НЭО с требованием оплаты и предупреждением, что в случае невыполнения сведения будут направляться в прокуратуру. Причем, расчет услуги был проведен по нормативу. Среди предпринимателей было немало тех, кто заблаговременно подал заявки на заключение договоров, но не дождался от НЭО никакого ответа. Соответственно, отходы у них НЭО не забирал, зато теперь требует оплатить услугу за минувшие полгода!

Судебная практика показывает, что суды зачастую встают на сторону региональных операторов.  Тем более, НЭО может задать на судебных процессах коронный вопрос: «А куда вы девали отходы, наработанные за 6 месяцев?» Резонно? Да. Тем не менее, требования оплаты услуги, которая не оказывалась, вызывают массовое возмущение бизнеса. Ведь когда дело доходит до прокуратуры, а юрлицо не может объяснить, куда-таки девались отходы, дело оборачивается штрафными санкциями. Виноват? Наверное. Но не более, чем оператор, к которому юрлицо обращалось, причём, во многих случаях неоднократно. Что уж говорить о тех, кто вообще не обращался. За редким исключением, (в тех случаях, когда отношения с НЭО оформлены не напрямую, а через арендодателя) всем им грозят серьёзные последствия.

У Невского экологического оператора для бизнеса припасен еще один аттракцион. Бизнесмены в один голос утверждают, что оператор отказывает им в выдаче акта приёмки-передачи отходов. В этот документ входят такие параметры, как объем или масса мусора, цель передачи (на обработку, утилизацию, обезвреживание или размещение), а также информация о конечном потребителе ТКО. Акт необходим бизнесменам для ведения отчетности. Если надзорные органы обнаружат его отсутствие, предприятие оштрафуют.

В информационном тумане

Вместе с тем, точных данных о юрлицах, как заключивших договоры с НЭО, так и не заключивших, о тех, кто остался проигнорированным оператором, об обращениях или не обращениях предпринимателей в суды и т.д. — сегодня не существует. По крайней мере, в публичной форме. Вообще информация о том, как идет мусорная реформа в Санкт-Петербурге крайне скудна и не системна.

— Мы не можем выйти с НЭО на контакт, — заявил руководитель бюро «ЭкоГрад» Игорь Агафонов — Такое впечатление, что мы боремся с ним, а он с нами. Информацию раскрывать никто не хочет. Понятно, что оператор – акционерное общество. Но данные об объеме нарабатываемых в городе отходах никто не засекречивал…

— В принципе мы имеем дело со спором двух хозяйствующих субъектов, — заявил председатель Совета директоров Санкт-Петербургской Ассоциации Рециклинга Всеволод Хмыров. – Такого рода конфликты нужно решать через суд. А НЭО действует в соответствии со своими уставными документами.

— Обращение с отходами – одна из важнейших социальных городских проблем, — парировал генеральный директор Группы компаний «Утилизация» Георгий Чижов. – А то, что правительства города и области наделили правом принятия решений коммерческую организацию, не дает ей права устраивать вакханалию.

Так каким же образом урезонить НЭО? Создать наблюдательный совет из экспертов, общественности, который обеспечит транспарентность его бизнеса? Открытые площадки, на которых бы НЭО коммуницировал с бизнесом и отвечал совместно с органами исполнительной власти на вопросы? А может, как предложил Георгий Чижов, создать электронный ресурс, на котором выложенная НЭО информация о состоянии договоров со всеми предприятиями и учреждениями будет подтверждена электронными подписями последних? Ведь просто необходимо, наконец, развеять информационный туман, окутывающий сегодня деятельность оператора…

Волшебная мельница?

— НЭО не хозяйствующий субъект, а монополист, интересы которого, по сути, противоречат интересам граждан, –заявил председатель КЭПТБ Семен Гордышевский. — В нашем случае – бизнес-структурам города.

Семен Годышевский напомнил, что основной целью, обозначенной в Уставе НЭО, является «получение прибыли».

— Но такого рода целеполагание входит в противоречие с Законом № 89-ФЗ»Об отходах производства и потребления», — считает Семен Гордышевский. – Процитирую: «закон определяет правовые основы обращения с отходами производства и потребления в целях предотвращения вредного воздействия отходов производства и потребления на здоровье человека и окружающую среду, а также вовлечения таких отходов в хозяйственный оборот в качестве дополнительных источников сырья». НЭО работает в области фундаментальной проблемы города, но сосредоточен на получении прибыли. И никакой альтернативы у горожан нет! Мы получили монополиста, не обремененного надзором и отчетностью. По сути, создана «волшебная мельница», вынуждающая город отчитываться «по нормативу», опираться на ложную статистику и выделять все большее финансирование на обращение с отходами.

Не случайно, считают собравшиеся, в уставные документы Невского экологического оператора не включена такая деятельность, как раздельный сбор отходов. (Вопреки, к слову, № 89-ФЗ.) И Санкт-Петербург – город с развившейся за последние годы традицией селективного сбора, в итоге может поставить точку на «вовлечении отходов в хозяйственный оборот в качестве дополнительных источников сырья». НЭО не выгоден раздельный сбор. Пока он благосклонно разрешил петербуржцам, которые первые в РФ основали народное движение раздельного сбора. Но в любую минуту может его закрыть – монополисту такого рода затеи элементарно невыгодны.

К этой невеселой картине следует добавить и ситуацию с дальнейшим ростом тарифов. Кстати, СПП СПб и Федерация профсоюзов Санкт-Петербурга и Ленобласти в качестве участников Трехстороннего соглашения Санкт-Петербурга на 2020-2022 годы не поддержали предложение НЭО об увеличении тарифов. Как видим, эта позиция была проигнорирована.  (По остальным видам коммунальных услуг рост составит от1,7% до 5%). Монополист — он и в Питере монополист.

Регулятор плюс оператор  

В чем же выход из этого непростого положения?

Эксперты считают, что Устав НЭО необходимо привести в соответствие с законами № 89-ФЗ и №135-ФЗ «О защите конкуренции». Ведь на сегодня НЭО — гибридное образование, совмещающее функции оператора и регулятора. Как результат — вакханалия на рынке, выдавливание с него накопивших бесценный опыт, заслуживших доверие граждан сборщиков и переработчиков отходов.  (Речь не только о Санкт-Петербурге, одна и та же картина — по всей России в целом.) Необходимы поправки в закон, разделяющие функции регулятора и оператора.

— Регулятор занимается регулированием рынка, — рассуждает Семен Гордышевский. — В интересах общества он обеспечивает требования закона и соблюдение правил лицензирования, надзор, ведет статистику, осуществляет цифровизацию процесса. А операторы под надзором регулятора выполняют функции хозяйствующих субъектов в условиях конкурентного рынка. И, конечно, поддерживают дальнейшее развитие раздельного сбора ТКО.

Выводы и предложения экспертов КЭПТБ переданы руководству Союза промышленников и предпринимателей Санкт-Петербурга. Будем ждать результатов. Так или иначе, но Питер одним из первых в стране выступил против «волшебных мельниц», которые могут привести к необоснованному росту поборов с населения и обострению экологических проблем.

Лина Зернова  

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники