5 января 2020 года курсант 2 курса Дальневосточного высшего общевойскового командного училища имени Маршала Советского Союза К. К. Рокоссовского прихожанин храма Тихвинской иконы Божией Матери города Сестрорецка Грузков Виктор Антонович в Тихвинском храме г. Сестрорецка дал обещание перед Господом Богом и перед свидетельством священника архимандрита Гавриила (Коневиченко), настоятеля храма Тихвинской иконы Божией Матери города Сестрорецка, в присутствии потомственного конвойца — Полякова Вячеслава Анатольевича, атамана станицы «Никольская», казака общины «Конвой памяти Государя Императора Николая II» служить Отечеству, Церкви Православной и честному Казачеству.

Старейший казак В.А.Поляков, правнук последнего Лейб, камер-казака Российской Империи Кирилла Ивановича Полякова, дал молодому 19-ти летнему казаку Виктору напутствие в служении Церкви Христовой, Казачеству и Отечеству импровизированно, как раннее, с благословением священника, с крестоцелованием и прикладыванием к Евангелию на аналое.

Linickay Bity 2020 2

Далее батюшка Гавриил обратился к казаку Виктору Антоновичу со словом назидания в присутствии почетных гостей и других свидетелей. Отец Гавриил поздравил молодого казака и сообщил, что в следующий приезд Виктора его облачат в справу с оружием и совершат чин освящения с молитвой и с окроплением.

Казак общины «Конвой памяти Государя Императора Николая II» Вячеслав Анатольевич Поляков кратко поделился с присутствующими знаниями о традициях казачества, которые передали ему из своих уст его предки – потомственные казаки:

«В нынешнее, современное время это называется – присяга на службу со словами: «Служу Казачеству, Вере Православной и Отечеству». Раннее присягали на службу только царю, и было понятно, в какое время служил человек и какому государю. Казака никогда не могли пороть, пока он сам не принимал поругание для себя. За какой-то проступок раньше было поругание – наказание плетью, нагайкой, но не в присягу. Никогда казак не стоял на коленях ни перед кем, только перед Господом Богом, перед родителями и перед Государем. И не божился и не клялся людям – это грех. А крестоцелование было при Царе и на каждой исповеди, и другой нужды не было.

Linickay Bity 2020 3

Только перед призыванием на службу к царю молодые в 19 лет облачались в справу с оружием и совершался в храме чин освящения с молитвой и с окроплением. Так жили раньше казаки, а сейчас новоделы. Перед тем как на службу отправляться казаки-старики (каждый индивидуально, повторяя слова стариков!) обещались ( «Я обещаюсь уважать командира, я обещаюсь исполнять указания, обещаюсь не посрамить славы отцов своих, дедов и предков, обещаюсь батюшка, обещаюсь честная станица»…). Это обряд проводов, не присяга! «Присягой» не называли. А сейчас придумано, последние 30 лет, — коленопреклонение, нагайками казаков секут, клянутся войску, … изобретают глупости и печатают всё. Современные потомки казаков, которые хотят что- то возродить вносят свои элементы присяги советского характера, российского варианта, службы правоохранительных органов. Казак никогда не становился на колени. Пленный казак дорого стоял, и попасть в плен было очень позорно.

Сейчас происходит театральный вариант, новодел, и он разный, печатают, заучивают… У казаков раньше всё проще было и естественно, по церковному. Присягу давали только Государю. И если во время службы Царь умирал или менялся, снова крестоцелование, благословение и окропление священника. Перед любым боем, сражением, походом были полковые священники, они окропляли войско, читали общую молитву Всевышнему: «Господи помилуй, Господи помоги, Господи спаси!» Казаки всегда были верными Государю, так как принимали присягу один раз».

Духовно-просветительский центр — www.sestroretsk.com

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники