Сенсационный доклад Игоря Сечина на Евразийском экономическом форуме

В итальянском знаменитом городе Верона с 24 по 25 октября 2019 года прошёл XII Евразийский экономический форум. Основной его темой стала давно обсуждаемая в различных интеллектуально продвинутых кругах тема: «Сотрудничество от Атлантики до Тихого океана, энергетика и цифровая экономика». В форуме приняли участие и выступили Романо Проди, представляющий Фонд международного сотрудничества, бывший премьер-министр Италии; Андрей Костин, глава правления «Банка ВТБ»,  председатель правления Eni Эмма Марчегалия; главный управляющий директор группы компаний BP Роберт Дадли; главный исполнительный директор Glencore International Айван Глазенберг; исполнительный вице-президент по разведке и добыче Equinor Тим Додсон; управляющий директор Восточного комитета германской экономики Михаэль Хармс, а также председатель совета директоров Банка Интеза, президент Ассоциации «Познаём Евразию» Антонио Фаллико.

С концептуальным докладом выступил на Евразийском экономическом форуме главный исполнительный директор компании «Роснефть» Игорь Сечин.

Verona 2019

Доклад Игоря Ивановича, безусловно, можно назвать сенсационным, мощным, аналитическим, с чёткими выкладками и фактами с учётом не только экономических, но и экологических и геополитических факторов.

О «сланцевых революционерах»

В первых же своих тезисах Игорь Сечин «положил на лопатки» американских лоббистов сланцевой революции, заявив:

«Развитие технологий, налоговые и финансовые стимулы – это ключевые факторы, обеспечивающие рост сланцевой добычи. Не последнюю роль в «сланцевой революции» играет также экологический нигилизм Администрации США, которая отказывается от участия в глобальных «зелёных» инициативах. Американский регулятор, фактически, игнорирует резкий рост объёма выбросов от сжигания попутного газа. В Пермском сланцевом бассейне в январе-сентябре 2019 года объёмы сжигания попутного газа выросли более чем в 20 раз по сравнению с 2011 годом. В бассейне БАККЕН (это третий по объёмам добычи сланцевой нефти бассейн после Пермского и Игл Форд) сжигается 23% добываемого газа, что в два раза выше уровня, разрешённого нормативными актами [данные Rystad]. Таким образом, Департамент энергетики США забывает сказать о том, что появление «молекул американской свободы» — то есть новых объемов американских углеводородов на рынке — сопровождается диспропорциональным ростом парниковых выбросов. Возможно, для соответствия принципам экологической ответственности логичным шагом стало бы включение в условия поставки обязательств по утилизации попутного газа».

Двойные стандарты США – бьют по самим американцам

Во втором тезисе своего доклада Игорь Сечин подверг резкой критике политику «двойных стандартов» США:

«В последние годы американская Администрация за счёт торгового, тарифного и санкционного давления пытается диктовать свои правила и условия другим государствам. США выходят из Парижского соглашения по климату, пересмотрели в свою пользу соглашение о свободной торговле с Мексикой и Канадой, готовы выйти из ВТО, если их условия не будут приняты, в одностороннем порядке пересматривают любые договоренности, если они не отвечают их интересам».

Экология и энергетика: как найти меру гармонии?

В третьем тезисе Игорь Сечин панорамно показал большие планетарные процессы в их взаимосвязи с техносферой:     

«Важную роль для глобальной энергетики играют вопросы охраны окружающей среды. Учёные единодушны в том, что кроме антропогенного фактора на изменение климата влияют и естественные: изменение активности Солнца, параметров орбиты и отражательной способности Земли, вулканическая деятельность, количество тепла в океане и другие.

Значительное влияние на концентрацию парниковых газов в атмосфере оказывает вулканическая деятельность и лесные пожары. Так, выбросы вулканов составляют 645 миллионов тонн СО2, что сопоставимо с годовыми выбросами всех автомобилей Европы, а пожары в бассейне Амазонки в этом году производили 228 миллионов тонн выбросов каждую неделю!

Однако глобальная биосфера является саморегулирующимся организмом, и поэтому может компенсировать изменение внешних факторов в достаточно широких пределах.

Тем не менее, нельзя отрицать, что проблема охраны окружающей среды становится всё более острой и требует своего решения».

Альтернативная энергетика, конечно, хороша, но…

В четвёртом тезисе глава «Роснефти» показал роль альтернативной энергетики:

«Энергетическая трансформация ставит перед обществом задачу удовлетворения растущего спроса на энергоресурсы при одновременном сокращении выбросов. Сокращение выбросов стало, в том числе политическим и популистским инструментом, и решение данной задачи многие видят в переходе исключительно к возобновляемой энергетике.

Если в 2000 году проекты возобновляемой генерации [ветровая, солнечная, геотермальная, приливная, энергия волн океана] действовали только в 44 странах  [данные  Wood Mackenzie], то в 2018 году число таких стран удвоилось [рост в 2,1 раза до 91 страны]. Мощности возобновляемой генерации за 20 лет увеличились в 37 раз, а производство электроэнергии из возобновляемых источников – в 22 раза».

Фантазии или реальность?

Далее в пятом тезисе доклада Игорь Сечин приземлил тему «с небес на землю» и показал точки противоречий:

«На фоне такой динамики возможности возобновляемой энергетики зачастую необоснованно идеализируются, а преимущества традиционной энергетики отвергаются. Такие заявления основаны на «самосбывающихся» прогнозах, смысл которых в том, что цели авторов определяют выводы. Так, сокращение выбросов предлагается осуществить за счет полного отказа от нефти и газа и их замещения возобновляемыми ресурсами. Однако вряд ли человечество готово выстроить частокол ветровых станций и обернуть землю в несколько слоев солнечных батарей.

Форсированное «озеленение» энергетики может стоить мировой экономике достаточно дорого. В настоящий момент новые возобновляемые источники энергии, по «гамбургскому счёту» (с комплексным учетом всех факторов), производят электроэнергию с более высокой себестоимостью, чем традиционная генерация. Эксперты Агентства по атомной энергии Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) отмечают, что в прогнозах развития возобновляемой энергетики не учитывается рост общесистемных затрат, связанных с усложнением системы при увеличении в ней доли возобновляемой генерации.

Дополнительные затраты связаны с необходимостью резервирования (или подстраховки) другими ресурсами, так как ветровая и солнечная энергетика не обеспечивают непрерывную генерацию.

В результате даже в целом успешные примеры альтернативной ветровой или солнечной генерации, имеющиеся в Европейском союзе, пока не могут обеспечить длительное и бесперебойное снабжение потребителей.

Отсутствие «страховки» традиционной генерацией приводит к дополнительным затратам на возобновляемую генерацию и величина этих затрат значительно возрастёт по мере увеличения ее доли в общей генерации».

Проблемы электромобилестроения

Безусловно, как подчеркнул в шестом, седьмом и восьмом тезисах Игорь Иванович, есть большие проблемы:                                                   

«Говоря о перспективах электромобилей и их влиянии на спрос на нефть, отмечу, что, несмотря на некоторые успехи, достигнутые производителями электромобилей, не решены такие проблемы, как снижение стоимости аккумуляторов, а также их утилизация, в особенности её экологические аспекты, принимая во внимание токсичность соединений, выделяющихся при повреждении и переработке батарей.

В то же время традиционные двигатели внутреннего сгорания становятся все более эффективными, а нефтяные компании переходят к производству более чистых топлив. Все это повышает привлекательность двигателей такого типа.

В условиях, когда значительная часть электроэнергии в мире производится на угольных станциях, общий углеродный след от использования электромобилей сокращается лишь незначительно и не оказывает значимого влияния на достижение климатических целей.

«Углеродный след» при   производстве электромобилей на 20-60% больше, чем у их бензиновых аналогов. Ведь производство батарей крайне энергоёмко. За чистый воздух в крупных городах заплатят здоровьем жители тех стран, где будут производить и потом утилизировать батареи, где добывают литий и кобальт, где для выработки электроэнергии используют уголь.

Полный переход на электромобили увеличит мировой спрос на электроэнергию минимум на 30%. Вряд ли возобновляемая энергетика сможет обеспечить этот рост.

В условиях растущих экологических проблем и вероятного дефицита металлов человечеству, возможно, стоит обратить внимание на водородное топливо, ведь водород – это самый распространенный в природе элемент, который при сгорании производит чистый водяной пар, а не вредные выбросы. В то же время широкое использование этого вида топлива требует существенного совершенствования технологий.

Одним из источников финансирования возобновляемой энергетики являются, как ни удивительно, налоги на традиционные моторные топлива, которые вносят значимый вклад в экономику и бюджет Европейского союза. Это признала и Европейская комиссия в докладе Европарламенту в январе этого года.

Деньги, справедливость и будущее

Аналитичность доклада главы компании «Роснефть» заключалась не в отрицании чего-либо, а в нахождении пропорций в развитии различных видов энергетики, как в настоящем, так и в будущем, о чём и было сказано в следующих тезисах доклада Игоря Сечина:

«Субсидии для возобновляемой энергетики в Европейском союзе за последние 10 лет выросли более чем втрое с 25 до 76 миллиардов евро!

По прогнозу Международного энергетического агентства, к 2035 году общемировые субсидии для возобновляемой энергетики вырастут в два раза до 300 миллиардов долларов в год. Всего до 2040 года на субсидирование возобновляемой энергетики в мире будет направлено порядка 5 триллионов евро!

Замещение традиционной генерации возобновляемыми источниками энергии сверх объёмов естественного выбытия традиционных генерирующих мощностей приведёт к потере накопленного капитала и замедлению экономического роста.

Перед нами стоит ответственная задача по удовлетворению спроса на энергию при одновременном сокращении парниковых выбросов и внедрении энергосберегающих технологий.

Чтобы обеспечить мир доступной и чистой энергией, не нужно отказываться от нефти и газа, необходимо перейти с грязной угольной на более чистую газовую генерацию, и внедрить энергоэффективные технологии, способствующие сокращению выбросов.

Для принципиального изменения глобальной энергетической парадигмы и перехода исключительно на возобновляемую       энергетику необходимы сверхэффективные решения и технологии, которых пока нет. Одним из таких решений может стать термоядерная энергетика. Работа в этом направлении, находящемся на стыке разных дисциплин, требует сотрудничества государства, бизнеса и научного сообщества, международной кооперации.

Нужен разумный баланс между традиционными и возобновляемыми энергоресурсами. Следует учитывать экономические, технологические и экологические аспекты, а не стремиться перейти на альтернативную генерацию любой ценой. Именно здесь мы видим большой потенциал для работы.

Несмотря на ожидаемый в ближайшие двадцать лет значительный рост объемов потребления возобновляемых энергоресурсов, невозможно быстро и без существенных затрат перейти исключительно на возобновляемую генерацию. Этот факт косвенно признает и Европейский союз, который лишь к 2050 году планирует добиться ощутимого сокращения выбросов.

Резюмируя, отмечу, что возобновляемая энергетика является локальным решением, к тому же требующим огромных затрат, и потребуются десятилетия для внесения существенного вклада.

Возобновляемая энергетика, наряду с развитием сланцевой добычи и давлением, которое оказывают Соединённые Штаты на нефтяной рынок, – это ещё один фактор нестабильности мировой энергетики. Ведь она по- прежнему нуждается в субсидировании и не может обеспечить стабильность поставок.

В течение нескольких предстоящих десятилетий мы будем наблюдать сосуществование традиционной и возобновляемой энергетики.

Перед нами стоит задача по ликвидации энергетического неравенства, которая подразумевает не отказ от нефти и газа, а сбалансированное развитие традиционной и возобновляемой энергетики, охрану природы и внедрение энергоэффективных технологий».

От общего к частному

Конечно, размышляя об общей ситуации в мировой энергетике, Игорь Иванович сделал акцент и на приоритетах развития компании «Роснефть»:

Наши проекты способствуют развитию экономик всех стран, где мы работаем, и реализуются с максимально бережным отношением к окружающей среде. Мы на практике доказываем, что нефтегазовая отрасль может быть экологически и социально ответственной.

Реализуя свои проекты, «Роснефть» расширяет доступ к экологически чистым энергоресурсам, сокращает парниковые выбросы.

«Роснефть» наращивает добычу природного газа, использование которого позволяет значительно снизить парниковые выбросы за счёт замещения менее экологичных видов топлива.

Мы реализуем программу по сохранению биологического разнообразия в одном из наиболее ценных природных регионов мира – Арктике. Совокупный объём «зелёных» инвестиций «Роснефти» за пять лет превысил 240 миллиардов рублей (свыше 4 миллиардов долларов).

Мы занимаемся развитием экологически чистых технологий по всей цепочке производства, и одним из ключевых приоритетов является создание сети заправок для автомобилей на газомоторном топливе.

Использование газа в качестве моторного топлива позволяет повысить эффективность работы транспортных средств и существенно снизить негативное воздействие на окружающую среду.

Целевые показатели по промышленной безопасности, охране труда и окружающей среды являются приоритетом стратегии «Роснефть-2022».

Важно решить задачу удовлетворения растущего спроса на энергию при одновременном сокращении выбросов.

Итоговый аккорд

В конце своего доклада И.И. Сечин сделал акцент, который для одних покажется печальным, а для других обнадёживающим:

«Зелёная» энергетика, несмотря на ряд достоинств, не сможет обеспечить растущие потребности общества в энергоресурсах. Низкая рентабельность, огромные субсидии и нестабильность поставок делают это невозможным. И пока человечество находится в поиске разумного баланса между удовлетворением растущего спроса на энергию и охраной природы, «зелёная» энергетика может использоваться только как резерв для традиционной генерации, которая и сама становится чище за счёт отказа от угля, увеличения доли природного газа, технического и инновационного развития».

Материал к публикации подготовил

главный редактор газеты «Общество и Экология» Сергей Лисовский

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники