Экологическая ситуация в Петербурге далека от идеала, и это может повлечь за собой множество глобальных проблем. Сегодня тенденция заботы об окружающей среде медленно, но все-таки внедряется в различные сферы жизни. В торговых центрах появляются урны для раздельного сбора мусора, люди сдают одежду на переработку, вместо пластиковых пакетов используют холщовые сумки, а бариста наливают кофе навынос в многоразовые кружки. Но проблема гораздо шире, чем кажется, ведь просто разделять отходы и не использовать полиэтиленовые пакеты при покупке овощей и фруктов — недостаточно.

Важно, чтобы экологические проблемы решались не только среди инициативных горожан, но еще и на государственном уровне. Для этого нужно изменить систему: устранить выброс химических отходов и мусора в воду, внедрить технологию zero waste, развивать соответствующую инфраструктуру, перестать вырубать деревья и тщательнее следить за чистотой в городе. «Луна» поговорила со специалистами и узнала, что на самом деле происходит с экологией в Петербурге и как это отражается на нашем здоровье.

Юрий Шевчук, представитель Северо-Западной межрегиональной общественной экологической организации «Зеленый Крест»

Shevchuk

— Как городская пыль влияет на здоровье горожан?
— Пыль на улице отличается от домашней пыли. Уличная пыль состоит из загрязнений — там есть соль и песок, кусочки асфальта и резиновых шин, остатки несгоревшего топлива, а также сажа, которая образуется от выхлопных газов. Там много тяжелых металлов, частицы строительных материалов, пыльца растений, если это летний сезон. В общем, в составе уличной пыли много всего плохого. Она оседает в наших легких и попадает в кровь, а легкие вентилируются очень плохо. Другими словами — пыль отравляет организм. Чем слабее организм, тем хуже на него влияет городская пыль. Иногда происходит так, что организм ослаб настолько, что принимает даже мельчайшие частички какого-либо вещества за серьезную угрозу для жизни. Зачастую на этом фоне у людей возникает астма. То есть чем слабее человеческий иммунитет, тем восприимчивей ко вредным вещам организм.

— Что происходит с петербургским воздухом из-за автомобилей и как это сказывается на людях? Опасно ли это?
— Автомобили дают около 80% загрязнений в городе. Это по официальным подсчетам. На самом деле тут есть некоторый указ — мы не считаем загрязнениями то, что выделяют биологические объекты. То есть мы с вами, наши собаки и растения тоже выделяют вредные вещества. Ведь растения выделяют не только кислород в процессе фотосинтеза, а еще и углекислый газ. Наша земля, почва, тоже выделяет вредные вещества, потому что когда-то они туда были занесены. Мы можем обойтись без автомобилей и перевести их на электропитание или на газ. Вся проблема в том, что электрические автомобили выделяют мало, но чтобы их зарядить, нужна энергия, которую нужно где-то производить. Получается замкнутый круг.

— Как горожане могут влиять на улучшение экологической ситуации?
— Влияние горожан очень маленькое . Конечно, люди создают экологичную атмосферу города, но это почти ничего не дает. Видите в чем дело: летом многие пересаживаются на велосипеды, но летом у нас начинают плавать разные суда по Неве, и эти суда дают то количество выбросов, которое люди сэкономили, заменяя автомобили велосипедами. Практически все действия людей сводятся к тому, что они успокаивают совесть, действуя «правильно». Хорошо, когда у человека чистая совесть, но все эти действия никак не определяют реальную сложившуюся экологическую ситуацию. Рост онкологии у нас нисколько не уменьшается, а это о многом говорит. На состояние воздуха влияет больше строительство окружных дорог — вот если второе кольцо построим, это позитивно повлияет на состояние воздуха. Не все же людям по городу ездить, надо не забывать про транзит.

Сергей Лисовский, главный редактор газеты «Общество и экология», член Общественного экологического совета при губернаторе Ленинградской области

lisovski Luna

— Атомная станция в Сосновом Бору влияет на здоровье горожан?
— Любой технический объект влияет на экосистему. Простой жилой дом — это уже источник повышенной температуры, в отличие от той, что есть в природе. Атомная станция — это объект, на котором работает много людей, там задействовано большое количество инженерных сооружений. Другое дело — каким образом минимизируется это влияние на здоровье человека, сколько тратится на здравоохранение и профилактику. Не случайно на станции работников одевают в белые халаты — ее считают объектом повышенной опасности. Безусловно, она приносит пользу человеку, вырабатывая электрическую энергию, но отрицательное влияние все равно существует. Однажды мы замеряли радиационный фон в Сосновом Бору и на набережных Петербурга. Радиационная ситуация на станции нормальная, но у гранита радиация повышена в пределах допустимой нормы, поскольку гранит создает фон.

— А полигон «Красный бор»?
— В 70-х годах решили одну проблему, но породили другую. Опасные отходы у всех промышленных предприятий не оставляли в черте городов, а свозили в одно место — на полигон, где находятся кембрийские глины, которые ничего не пропускают в почву. Отходы копились почти 40 лет, а потом выяснилось, что сам полигон — это горячая точка, с которой срочно нужно что-то делать. Он дает испарения химических отходов. Когда подъезжаешь к полигону, там стоит определенный запах, который влияет на человека и на окружающую природу. Если говорить о почве и подводных горизонтах, которые находятся в почве, то сейчас их влияние минимизировали, но в любой момент накопления этих отходов могут прорваться. В любом случае полигон «Красный бор» имеет повышенный уровень опасности.

— Ситуация с экологией города ухудшается или улучшается?
— На мой взгляд, ситуация ухудшается. Даже несмотря на то, что, по сравнению с 90-ми годами, промышленных мероприятий стало меньше, а некоторые из них ставят очистные сооружения. Но появилось много малых предприятий, не все они соблюдают экологические стандарты. Из-за этого появляются несанкционированные отходы и выбросы грязной воды. Есть много случаев, когда безответственные руководители сливали отходы в малые реки. Зимой были эпизоды, когда самосвалы сбрасывали грязный снег, в частности в канал Грибоедова. Это нарушение законодательства и загрязнение водного объекта. В Советском Союзе было много предприятий, но при этом директора были ответственными и боялись проверок. Если и нарушали, то отдельные личности. Сейчас происходит падение честности и ответственности, а также полное отсутствие экологической культуры, поэтому ситуация в Петербурге ухудшается. Доказательство этому — повышение риска заболеваемости, особенно онкологии.

— Как горожане могут влиять на это?
_ Я считаю, что люди могут позитивно на это влиять. Но, исходя из того, что наша газета «Общество и экология» видела последние 20 лет, экологическая политика государства делает шаг вперед и два шага назад. В этом плане инициатива людей по уборке отходов и очистке водоемов носит несистемный характер. Эти акции проводились и 20 лет назад, а через месяц все опять загрязняли. С точки зрения общественной инициативы, практически ничего не изменилось. Люди устали от постоянных акций, ведь это же личное время. У нас получается так, что половина страны загрязняет природу, а половина страны ее чистит. Это не системный подход, а партизанский. Нам нужна регулярная красная армия и систематическая экологическая политика. Безусловно, активистские группы — это хорошо, но мало. Это как маленький партизанский отряд — сегодня он поработал в одной части леса, а другую часть леса загрязнил кто-то еще. Не будут же эти общественники бегать всю жизнь по лесу и убирать за другими. В конце концов, наступит этап разочарования и отсутствия времени, потому что когда у всех появляются семьи и дети, им становится уже не до общественных акций. Это проверено.

— Какие меры могут быть предприняты властями города для улучшения экологической обстановки?
— Я считаю, необходимо сделать ход конем. Для этого нужно говорить об экологии в школах, а также можно затронуть тему изменения информационной политики в средствах массовой информации, в частности на телевидении. Будет разумно создать передачу «Экологическая безопасность России» и показывать ее каждый день хотя бы по полчаса. Она будет рассказывать о том, что происходит в стране и что надо сделать, чтобы улучшить экологическую ситуацию. Так мы сформируем общественное экологическое мнение — это необходимо сделать прежде всего. Тогда в любом районе города автоматически будут создаваться активные группы населения, чиновники станут ответственными, по телевизору начнут показывать передовиков экологического производства, появится доска почета и доска позора. И только тогда это начнет работать.

— Как вы оцениваете действенность экологического движения в Петербурге? Эта активность растет, стоит на месте или падает?
— Даю сравнительный анализ за последние 20 лет: раньше в Петербурге была неделя окружающей среды. Большое мероприятие, которое задействовало разных людей, в том числе и молодежь. Оно проводилось с конца 90-х до середины 2000-х. Для журналистов был отдельный конкурс «Петербургский экокор» (экологический корреспондент — прим. «Луны»), где награждали журналистов, которые пишут на тему экологии. В 2015 году Общероссийский Народный Фронт открыл центр по мониторингу за лесом и экологией. Получается, что у нас одни движения и мероприятия канули в лету, другие — появились. В результате нет держателя проблемы. Держатель проблемы — это та структура или люди, которые на протяжении длительного времени отслеживают ситуацию и занимаются решением проблемы. А у нас происходит так: приходят новые депутаты и чиновники, которых надо обучать с нуля, пока их обучишь — это год-два. Молодежь и энтузиасты делают акции, но не регулярно. Интернет позволяет через различные группы собирать и агитировать молодежь, и это уже хорошо. У нас интернета не было, но дела мы все равно делали.

— Могут ли ученые повлиять на преодоление экологического кризиса и каковы должны быть первые шаги?
— Ученые могут и должны влиять и они влияют. Но исходя из своего опыта, я вижу, что не всегда мнение ученых учитывается руководителями, топ-менеджерами и СМИ. Вот что важно. Если бы мнение ученых в области экологии учитывалось средствами массовой информации, то появился бы прецедент. В этом плане СМИ смогли бы распространить информацию и сформировать общественное мнение, к которому прислушивались бы чиновники и топ-менеджеры предприятий. На сегодняшний день буквально 10—20%, а то и меньше информации от ученого сообщества учитывается при принятии решений.

— Ситуация грустная?
— Да, ситуация грустная. Я заметил это по Байкалу, по реке Дон, по Ладожскому озеру. Ладожское озеро загрязняют очень сильно и Байкал тоже загрязняли. Но как только президент России вмешался в ситуацию с Байкалом, его сразу начали слушать. У нас сработал эффект царя. Президент включился в проблему и дал поручение отодвинуть нефтепровод, и его отодвинули. С рекой Волгой ситуация плачевная, она почти высохла. Что касается реки Дон — там не учитывается мнение ученых по строительству Багаевского гидроузла. На мой взгляд, ситуация с ученым сообществом не очень хорошая.

[Примечание «Луны»: Комитет по природопользованию, охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности не стал отвечать на заданные по теме вопросы]

Олеся Гаврилова, сайт «Луна-Инфо» — https://luna-info.ru/discourse/ekologiya-goroda/

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники