Интервью лётчика-космонавта, Героя России  Сергея Александровича Волкова главному редактору газеты «Общество и Экология» Сергею Лисовскому

Мировой экономический кризис, политическая борьба, выборы Президента Украины, председательство в Экологическом совете при Губернаторе Ленинградской области и болезнь выбили меня из привычной журналистской колеи, отложив на время публикацию некоторых материалов.

Но всё возвращается на круги своя — уходит мировой кризис, на Украине побеждает именно тот человек, за которого боролись все эти годы, Экосовет становится популярным, здоровье прибавляется — возникает желание доделать начатую работу.

В моём «редакционном портфеле», а вернее на кассете залежалось-заждалось выхода в свет интервью космонавта Сергея Волкова, с которым мы летели в самолёте на День Шахтёра вместе с землячеством донбассовцев Москвы. Это интервью получилось очень интересным и знаковым. Почему? Не буду долго объяснять — просто включу диктофонную запись. Слышен гул самолёта, голоса земляков, а на их фоне уверенный голос молодого космонавта.

СЕРГЕЙ ЛИСОВСКИЙ: — Сегодня 28 августа 2009 года. Мы летим на высоте 10 000 метров из Москвы в Донецк на День Шахтёра. Рядом со мной Герой России, лётчик-космонавт Сергей Александрович Волков. Уважаемый Сергей Александрович, мне хотелось бы задать Вам несколько вопросов, тем более что с Вашим отцом — космонавтом Александром Александровичем Волковым мы делали интервью несколько лет назад, и тоже в самолёте, правда, на высоте 8 000 метром. (Интервью вышло в газете «Общество и Экология» в 2005 году — примечание редакции).  Также  мы летели на День Шахтёра. Мне посчастливилось тогда взять у него интервью. Время идёт. Теперь вот уже и Вы вернулись из космоса. Хотелось бы услышать Ваше мнение примерно на те же вопросы, которые я задавал Вашему отцу. Это было бы интересно и символично, ведь на наших глазах родилась первая в мире космическая династия. Для начала, хотелось бы узнать о том, насколько интересно и  важно для  Вас вот этом сам факт того, что Вы побывали в космосе?

СЕРГЕЙ ВОЛКОВ: — Конечно, мне интересно. Я пришёл в профессию 12 лет назад, и решил стать космонавтом, потому что мне всегда это было интересно. И венцом моей работы, как и любого космонавта, является полёт в космос. Поэтому когда это свершилось, и когда я прилетел на борт космической станции, несколько недель я  просыпался с мыслью:  «Неужели я прилетел на станцию?! Я работаю здесь!». Было удивительное ощущение.

— Вы 12 лет в отряде космонавтов. А сколько времени вы провели в космосе!?

— В космосе я провёл почти 199 суток. Мы стартовали 8 апреля 2008 года, а приземлились 24 октября.

— На каком уровне находится развитие космонавтики в России?

— Сейчас космическая отрасль России пытается преодолеть кризис, который, в том числе и общемировой. Плюс ко всему, на это все накладывается 10 лет правления Ельцина, когда страна переживала полнейшее безденежье, и лучшие кадры уходили. Я бы сказал, что сейчас в космонавтике Эпоха Возрождения. Появляются новые молодые специалисты, новые талантливые учёные. Средний возраст на предприятиях ракетно-космической отрасли уменьшается, что тоже не может не радовать. Значит, молодёжь приходит не только в отряд космонавтов, но и в эту отрасль. Естественно, если молодые приходят, то интерес возрождается, а из этого следует приток новых кадров, которые  в будущем будут выполнять дальнейшие программы. Что сейчас у нас есть? Если говорить о  пилотируемой космонавтике, то до 2015 года планировалась эксплуатация международной космической станции. Уже год назад  главы агентств  всех участников этого проекта подняли вопрос, и пришли к общему мнению, что будет продлеваться эксплуатация до 2020 года. Ну и, конечно, известно, что и американцы, и наши  заявили о том что, будут осваивать Луну, может и Марс, но это уже слишком далекая перспектива.

Lis Volkov

— Когда я делал интервью с Вашим отцом Александром Александровичем  Волковым, то  решил назвать его так — «Правда о космосе и о Земле». В нём затрагивались острые вопросы, один из которых касался  американской космонавтики. На Ваш взгляд, насколько она сильна, чем отличается от российской, и  действительно ли  американские космонавты были на Луне?

— Лично я считаю, что были. Потому что, как Вы сами понимаете, в эпоху конкуренции двух супердержав,  таких как  Советский Союз и  США осуществлялся  жесточайший контроль  за полётами  и, если  бы возникло малейшее  сомнение в том, что американцы  были на Луне, то Советский Союз мгновенно  нашёл бы опровержение, и факты были бы найдены. Поэтому,  если Советский Союз признал, то мы вряд ли можем сомневаться.

Если говорить о развитии пилотируемой космонавтики, то, конечно, много они почерпнули у нас. Совместный проект очень много дал США  в плане длительных космических полётов. Сейчас они очень широко используют приобретенный опыт. Несмотря на постоянные жалобы об урезании денег, в эту отрасль происходят большие вливания финансовых средств. Но сразу мы видим, что столь огромные усилия себя оправдывают. Во всю идёт подготовка лунной программы: отработка методик, изготовление скафандров, проектирование космического корабля, который к 2015 году запустят,  как только  Шаттл «уйдет на покой». Поэтому нам, в России, следует больше внимания уделять финансированию космических программ.

Volkovy Myzei Gorlovka 2009

— В прошлом году по приглашению Александра Александровича представители землячества донбассовцев  побывали  в Звёздном городке, нам представилась возможность увидеть его изнутри. Одним  из достижений нашей советско-российской космонавтики, о котором велась речь в ходе встречи, явилось то, что в нашей стране внутренняя система безопасности и жизнеобеспечения на космических кораблях гораздо выше, чем у американских коллег. У них комфортнее, а у нас  система надежнее. На Ваш взгляд, какие ещё можно обозначить преимущества советской, российской космонавтики?

— Как я уже упоминал, американцы — хорошие ученики. Все хорошее они берут, и тут же используют у себя. Безоговорочно говорить, что американские космонавты слабее нас — я бы не стал.

У них нет «Звёздного городка», но есть Центр подготовки. Конечно, тренажеры наши отличаются от тренажёров, готовящих американских специалистов. Российские тренажёры — это реальные системы, имитирующие те, что стоят  на станции. Это очень здорово! Потому что по прибытию на борт станции мы чувствовали себя подготовленными: всё уже было знакомо, со всем этим приходилось уже работать.

У американцев немного  по-другому  построен процесс подготовки, и на тренажёре отсутствуют приборы, находящиеся на станции. Они расположены в разных учебных классах, аудиториях, а всё что реально — компьютерная сеть. Всё остальное  — фотографии и то,  до чего при работе дотронуться нельзя. Как и в школьной системе образования между Россией и США существует огромная разница, так и в системе подготовки космонавтов.

— А с китайской космонавтикой Вам приходилось сталкиваться?

— С китайской пока ещё не приходилось. У китайцев существует такой же, как и у нас Звёздный городок, даже озера в нём вырыты такие же. Когда мы были на борту международной космической станции, то в это же время летали и китайцы. Китайские космонавты выполняли шестиминутный  выход в открытый космос, который с ликованием был встречен земной общественностью. Хотя за неделю до этого мы выполняли шестичасовой выход в открытый космос.

Volkovy Pamytnik Gorlovka

На фото — памятник героям СССР и России — космонавтам Волковым — в Горловке 

— Сергей Александрович, у Вашего отца позывной был «Донбасс». А какой позывной был у Вас?

 — У меня позывной был «Эридан». Это созвездие, самое длинное на небосклоне. Оно тянется с Северного полушария до Южного.

— Какие чувства Вы испытывали, когда из рук Президента получали Героя России?

 — Сложные были чувства. Когда мы вошли в Зал, прочувствовали торжественность всего момента, я испытывал волнение. Даже стал учащаться пульс, но не могу сказать, что так же как перед стартом, но лёгкое волнение было. А уже в процессе беседы с Дмитрием Анатольевичем Медведевым, волнение спало.

— А вопросы о космосе Дмитрий Анатольевич задавал Вам?

— Да. Присутствовали только представители Роскосмоса, НПО «Энергия» и Центра подготовки. Так получилось, что награждали только наш экипаж, меня и Олега Кононенко. Народу было мало. Поэтому Д.А.Медведев, как человек интересующийся, уделил нам больше времени, которое мы провели в беседе за чаепитием.

— А сам Д.А.Медведев не высказывал желания слетать в космос?

— Нет, сам желания не высказывал.

— Вы родились на Украине. Как Вы относитесь к разделению России и Украины?

— Когда был Советский Союз, люди разъезжались, оседали, а родственники оставались в других республиках. Когда прошёл раздел, то вместо одной большой страны появилось 15 независимых государств, то  какое-то время люди даже не понимали и не верили в то, что случилось. Да и различий как таковых не было, как ездили — так и ездили друг к другу, расплачивались рублями. Когда ситуация начала усугубляться, получилось, что родственники остались за границей. Это грустно — что ещё можно сказать. К сожалению, наши отношения на высоком уровне были испорчены, хотя  население обоих государств испытывают друг к  другу  самые близкие чувства.

— А скажите, к самому Донбассу какие-то чувства питаете?

— Несомненно, потому что и мои бабушка, и дедушка жили в Горловке. И каждое лето я приезжал к ним в Горловку, и проводил  достаточно длительное время там, на улице Столетова. Мой дядя, папин брат, живет в Горловке. Я себя ассоциирую с Донбассом! Ну и с Горловкой, если более конкретно.

Volkovy 2009

На фото слева — Сергей Волков с супругой Натальей в  Донецке.

— И Вы являетесь членом землячества  донбассовцев Москвы?

— Да.

— И Вы вступили в землячество, как раз перед полётом?

— Да, я написал заявление перед стартом. Отец прилетел ко мне за три дня до старта, и я написал заявление, чтобы меня включили в состав землячества.

— А в Санкт-Петербурге Вы были?

— Ещё когда был школьником, мы от нашей  Детской Юношеской Спортивной школы ездили играть со школой олимпийского резерва. А потом уже я поехал в медовый месяц, со своей женой Наташей и целую неделю мы провели именно в Санкт-Петербурге. После этого я неоднократно бывал в Санкт-Петербург в коротких поездках в 2001-2004 гг. Тем более, когда  готовился с Сергеем Константиновичем Крикалевым в полёт. Я был у него в гостях. Он был командиром экипажа.

— Сергей Крикалёв — Почётный гражданин Санкт-Петербурга.

— И  начальник Центра подготовки космонавтов.

— Когда Вы находитесь в космосе и смотрите на Землю из иллюминатора, какие чувства возникают в первую очередь?

— Как и у любого космонавта, пролетающего высокого над Землёй, возникают схожие чувства. И я буду неоригинален. Земля — очень красивая. Но, что впечатляет, так это тонкий-тонкий слой атмосферы. Смотришь и думаешь,  как мало нас защищает от агрессивной среды космоса, и какая же хрупкая жизнь на Земле. Нарушить баланс на Земле очень легко. Нужно беречь Землю!

Volkovy Samolet

— Спасибо Вам большое за интервью!

      Материал к печати подготовила Дарья Маркова. Санкт-Петербург

     От редакции: В конце августа 2009 года в городе Горловка в Донецкой области был открыт Музей космонавтов Волковых, бульвар космонавтов Волковых и памятник в честь первой в мире династии космонавтов-донбассовцев

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники