20 февраля 2018 года менеджер компании «Лукойл», мать-одиночка Валентина Николаевна Машукова, проработавшая в ней 18 лет, рассказывает о ситуации в одном из подразделений «Лукойла» редакции газеты «Общество и Экология»

— Валентина Николаевна, готовы ли Вы обратиться к Президенту Российской Федерации  Владимиру Владимировичу Путину с проблемой? Расскажите о себе.

— Я, Машукова Валентина Николаевна, готова обратиться к В.В. Путину. Работаю в ООО «Лукойл-центр нефтепродукт» с 2000 года. С 2008 года и по сегодняшний день занимаю руководящую должность – менеджер АЗС № 415.

Lukoil 1

— Компания развивается, меняются правила игры. В связи с изменениями в компании возникают проблемы. Правильное ли решение было принято, на Ваш взгляд о том, чтобы индивидуальные предприниматели принимали участие в деятельности кампании «Лукойл»?

— Компанию можно было сохранить в целостности. По данным вопросам моего объекта: 10 лет станция стоит на реконструкции, то есть финансовых затрат АЗС не несла для организации потому, что летом планируется постройка платной дороги и АЗС, которые могут помешать данному федеральному проекту – будут сносить.

— Сколько всего таких АЗС по всей России?

— В «Лукойле» таких АЗС более 1500 тысяч.

— А в Москве и Московской области?

— В районе семи сотен.

— Расскажите о Вашей проблеме, которая находится на перекрестии таких тем, как гражданские права, материнство-детство и материальная ответственность.

— Я нахожусь в статусе матери-одиночки, воспитывающей девятилетнего ребёнка, находящегося на кардиологическом учёте в г. Одинцово Московской области. Мне за 2 месяца вручили уведомление о сокращении моей штатной единицы. Этим уведомлением меня лишают работы, которая позволяет мне воспитывать ребёнка. Далее произошла передача объекта частному предпринимателю, не уведомив меня, как материально ответственное лицо, что я должна сдать объект, так как активы и основные средства прикреплены за мной. То есть, имущество находилось в зоне юридической ответственности «Лукойла», мне как материально ответственному лицу передали на хранение материальные ценности, активы и основные средства и я несу за них ответственность. Передача предпринимателю АЗС без меня – не корректно. Я переживаю, что летом начнется строительство дороги, станцию снесут и через какое-то время от меня потребуют, чтобы я оплатила здания, сооружения и оборудование.

— То есть, «Лукойл» передал АЗС данному ИП, но ИП на баланс не приняло?

— Без меня эта процедура не может быть осуществлена. Меня не приглашали на передачу объекта как материально ответственное лицо, кроме того я до сих пор числюсь менеджером АЗС № 415. Возникает вопрос, как я могу там числиться, если этого предприятия больше нет в «Лукойле»? Получается меня по уведомлению сократили, но во втором уведомлении говорилось о том, что они ошибочно выдали мне уведомление о сокращении моей штатной единицы. Затем мне предложили должность, на которую я с радостью согласилась, но через 2 дня меня пригласили в офис и сообщили о том, что ошибочно дали мне эту должность.

Lukoil 2

— Может быть то, что большую компанию разделили на маленькие частные, связанно с тем, что появляется безответственность в отношении компании в отношении к конкретным людям?

— Получается так. Потому что тот персонал, трудовые резервы «Лукойл», негласно по команде вышестоящего руководства выходят на предприятия, которые уже не принадлежат «Лукойлу». Кто будет отвечать, если произойдет авария? Этот объект относится к опасным, так как не только производит услуги в сфере обслуживания людей, но и отвечает за их безопасность. Самое главное – сохранить людям жизнь и не допустить экологической катастрофы.

— Были ли подобные ситуации за 18 лет, связанные и с безопасностью персонала и с экологической безопасностью?

— У меня не было подобных случаев, но всё-таки они встречались в других местах. К таким случаям можно отнести и пролив топлива, и возгорание АЗС. Например, около 2-х лет назад на МКАДе горело АЗС. Это нарушение инструкции, но это штатная ситуация.

— Расскажите об эпизоде, когда Президент России решил поддержать компанию.

— В прошлом году Владимир Владимирович поддержал нашу компанию и оказал финансовую поддержку, чтобы компанию не перепродавать, сохранить рабочие места. Но к сожалению, произошло так, что руководство «Лукойл» забрали эти станции через подставных лиц. Как может руководитель одновременно оформлять ИП через подставных лиц и заниматься частным предпринимательством? Мне предлагали остаться работать у частного предпринимателя, но я не могла себе позволить получать заработную плату в конвертах, так как я налоги всегда платила и хочу продолжать делать это дальше, но получилось так, что теперь у меня нет работы.

— Вы рассказываете ситуацию, которая у многих граждан России будет вызывать много вопросов, потому что, казалось бы, в крупнейшей нефтяной компании, может образовывается теневая сторона, в связи с образованиями ИП?

— Получается, что теневая сторона, так, как и трудовой ресурс туда уходит, и расходные материалы. Я не вижу финансовой выгоды выходить из предприятия, так как предприятие всё равно несёт финансовые расходы. Я считаю, что это не рентабельно.

— Валентина Николаевна, Вы ощущаете себя как специалиста, который глубоко разобрался в проблемах данной отрасли?

— Да, конечно. Я начинала с самого низа и доросла до руководящей должности среднего звена. Неоднократно заменяла своего руководителя – территориального менеджера, в подчинении которого 20 объектов. Вся бухгалтерия – белая. Я считаю, что если руководитель предприятия, пусть и небольшого ни разу не нанёс убытки ни предприятию, ни подчинённым, ни себе, то его можно назвать компетентным специалистом.

— Скажите, президент компании Вагит Алекперов контролирует ситуацию на местах?

— Алекперов — он президент ПАО «Лукойл», а мы, к сожалению, или к счастью их дочка — ООО «Лукойл-центр нефтепродукт». Возможно он и не знает, что творится на его дочерних предприятиях.

— Вам приходилось обращаться к нему?

— Да, я писала ему, писала в Службу безопасности ПАО, для того, чтобы защитить мои права, предоставить мне право на труд. Написала в свою организацию, но ни одного ответа мне так и не пришло. Единственное, что они написали, что ошиблись с первым уведомлением, признали его не действительным, но по прошествию третьего месяца я так и нахожусь без работы.

— Давайте уточним: Вы третий месяц находитесь без работы, хотя формально Вы числитесь менеджером станции, которой по факту в «Лукойле» уже нет.

— Да, то есть, с 10 декабря 2017 года я нахожусь без работы.

— Если обратиться к Президенту России, обратиться в Общероссийский Народный Фронт, к журналистам, что бы можно было каким-то образом повлиять на ситуацию, то могла бы Ваша проблема решиться?

— Да, я думаю, могла бы.

— Не приходилось ли Вам обращаться к Путину?

— Нет, к Владимиру Владимировичу не приходилось обращаться. Я обращалась в прокуратуру, в профсоюз, к Вагиту Алекперову, в Службу безопасности, но все мои просьбы и запросы оставались без ответа. Также я обратилась в Адвокатскую палату г. Москвы, где мой адвокат представлял мои интересы, писал письма, но эти организации не отреагировали на официальные письма.

ВИДЕО:

— Я считаю, что в Вашей ситуации отображается, как в зеркале, проблема многих людей в нашей стране, что нужно продолжать бороться за свои права и использовать все возможности, которые даны Конституцией.

— Я готова бороться за своё рабочее место. Я защищена государством как одинокая мама, я воспитываю гражданина Российской Федерации, и я прошу помощи в сохранении моего права на труд.

— Спасибо, Валентина Николаевна! Удачи Вам и победы!

Сергей Лисовский, главный редактор газеты «Общество и Экология»

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники