В материале «Багаевский узел: рубить или развязывать?» (№ 323 от 25 октября) мы рассказали о дискуссии на заседании фракции «Справедливой России» в Законодательном собрании Ростовской области. Инициатором ее был председатель фракции Сергей Косинов.

– Нет, обсуждение – не моя личная инициатива. Ко мне как депутату Законодательного собрания обратились жители хутора Арпачина и станицы Манычской Багаевского района. После проведения общественных слушаний в районе они убедились, что их предложения и замечания не будут учтены проектировщиками, – сказал нам Сергей Александрович. – Надо отдать должное инициативной группе: они обобщили мнения ученых о возможных последствиях сооружения Багаевского гидроузла и поняли, что не только им – всему региону аукнется! И потому просили депутатов Законодательного собрания в рамках наших полномочий затормозить проект «Строительство Багаевского гидроузла на реке Дон». Хочу сказать, что и коллеги-депутаты – представители фракции «Единой России» Игорь Молотов и Владимир Шилов, депутат Ростовской городской думы Анатолий Котляров, и большинство представителей различных ведомств, ученые, принявшие участие в дискуссии, высказали серьезные опасения по поводу негативных последствий этого вмешательства в природу.

Сегодня главный вопрос: для чего нам эта стройка? Что получит и что потеряет Ростовская область в ближайшей перспективе, в отдаленном будущем. Мы обязаны это знать. Что такого произошло на Дону, что в срочном порядке необходимо возводить новую плотину, всего лишь за год – срок очень короткий – подготовив столь ответственный проект? 

ВИДЕО:

Аргументы сторонников проекта неискушенного слушателя-новичка, уверен, впечатлят: строительство гидроузла обезопасит судоходство, будет способствовать развитию водной транспортной системы и всей экономики региона. А что по факту? Частная компания, которая занимается перевозкой нефтепродуктов, угля, зерна по реке Дон, из-за маловодья в определенные годы и сокращения сроков навигации (это случилось в действительно очень засушливом 2015 году) теряет прибыль, сокращаются объемы перевозок. Но 2016 год не был таким засушливым, а вот объемы перевозок не увеличились. 

Don Nashe Vremy Reka

И если уж говорить о развитии экономики, то было бы понятно, когда бы собственники судоходной компании в такой ситуации пришли и сказали: «Мы готовы вложить в этот проект 22 миллиарда рублей, на окупаемость выйдем через 15–17 лет, а Ростовская область получит от нас солидные пополнения бюджета в виде налогов». 

Но 22 миллиарда берут из федерального бюджета, а не из средств компании. Гарантий же того, что экологии региона не будет нанесен серьезный ущерб, никто не дает. Компенсацию потерь живой природе ради чьей-то прибыли рассчитали по минимальным стандартам. А реальный ущерб никто считать и видеть не хочет. 

Необходимы серьезные исследования институтов и организаций по сохранению водных и биологических ресурсов, почвы. Как повлияет подъем воды на движение грунтовых вод и засоление нижнего Дона, Азовского моря и Таганрогского залива? 

Утвердить проект строительства нового гидроузла можно только в одном случае – если все инстанции признают, что вреда от него не будет, и дадут добро… Если хоть одна организация скажет «нет», то проект утверждать нельзя. Сейчас нужно просчитывать каждый шаг, чтобы не навредить еще больше. Ведь Азовское море мелеет, и рыбы становится все меньше. Дно Цимлянского водохранилища заполнено иловыми массами, которые измеряются в миллионах тонн. Мелеют, зарастают камышом, исчезают малые речушки, которые питали Дон. А мы хотим спасти судоходство, замедлив скорость течения реки… Другими словами – превратить реку в Цимлянское водохранилище №2 с аналогичными последствиями. 

Проектировщики Багаевского гидроузла даже не поняли, зачем их на заседание фракции пригласили. Представители ООО «Акватик» – частной фирмы-проектировщика – подготовили хорошую презентацию и поведали нам, какой замечательный объект будет построен. Я уверен, что проектировщики – талантливые люди, согласен, что с точки зрения проектирования там все сделано идеально и красиво. Но мы не это хотели услышать. Мы хотим знать, что будет на Дону после того, как все красивое построят? Ответа нет…

А главное, у заказчика и проектировщиков нет желания что-либо обсуждать. Они уже все решили за себя и за нас. 

Послушайте, есть не менее солидные и авторитетные люди – ученые, руководители ведомств, есть Академия наук. Давайте создадим дискуссионную площадку и привлечем науку и общественность, вынесем обсуждение на открытую трибуну. Это – что касается региона. 

Мы направили в Государственную думу на имя Сергея Миронова письмо с просьбой включить обсуждение темы строительства Багаевского гидроузла в план «Открытой трибуны» уже на федеральном уровне. 

Мое обращение по этой теме направлено в профильные комитеты, а депутат Государственной думы Михаил Емельянов как первый заместитель руководителя фракции «Справедливой России» в Госдуме курирует этот вопрос и отвечает за его решение. 
Вольный Дон – это символ Ростовской области. И если уже говорить о возможной прибыли от использования реки, то Багаевский гидро­узел уничтожит одно из самых красивых мест в ее низовьях. 

Мы все мечтаем о развитии туризма. Так вот же он – природный туристический кластер, начиная от Цимлянска, со всеми его достопримечательностями: ротондами, виноградниками и частными винодельнями; город Волгодонск с его социалистической архитектурой, с его «Атоммашем», казачьи города Константиновск, Семикаракорск…

По Дону не только баржи с зерном должны ходить – лучше малотоннажные, а и туристические теплоходы. И чтобы не надо было его красивые излучины в угоду промышленному судоходству срезать, лучше вывозимое зерно у себя перерабатывать и готовую продукцию за рубеж отправлять. Гораздо выгодней в это деньги вкладывать!

Наталья Нарсеева

Don Nashe Vremy Narseeva

Источник: «Наше Время», газета Ростовской области, №394 от 05 декабря 2017 г

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники