Именно такой образ возник в моем воображении после заседания «круглого стола» «Об охране Ладожского и Онежского озер», который состоялся в Законодательном собрании Карелии на прошлой неделе. Ведущий, или как теперь говорят – модератор Элиссан Шандалович вначале долго перечислял тех, кто готовил это мероприятие: от депутатов Госдумы и членов Совета Федерации до ученых и общественников – многих волнует тема спасения экологии крупнейших водоемов Европы и обеспечения права населения пользоваться чистой водой. Правда, несмотря на важность вопроса, представителей Карелии в Федеральном собрании на заседании не оказалось, а обсуждать планировалось законопроект, который третий год буксует в кабинетах российских законодателей. Из карельской общественности присутствовала только председатель КРОО «Заонежье» Валентина Сукотова и представители органов местного самоуправления двух районов – Медвежьегорского и Питкярантского.

На затравку участникам показали короткометражный фильм, в котором под тревожную музыку мелькали кадры замусоренных озерных берегов, а ободряющий голос диктора рассказывал, как благодаря установленным фильтрам удалось прекратить слив мазутных стоков в Онежское озеро в черте Петрозаводска… Все плохо, но ведь что-то делается – извечная уловка власти умело отразилась в мутной волне ангажированного пиара.

Разумеется, спикер не стал рассказывать собравшимся, что у проблемы выросла длиннющая борода. Еще в 2000 году в ЗС РК состоялись первые парламентские слушания «Онежское озеро: современное состояние, проблемы сохранения и перспективы использования». По итогам в Госдуму было направлено обращение с просьбой: «Рассмотреть возможность урегулирования федеральным законодательством проблем сохранения водоемов, имеющих стратегические запасы пресной воды, особо уязвимых для антропогенного воздействия, и в то же время имеющих важное значение для развития экономики субъектов федерации, на территории которых они находятся (озера Онежское, Ладожское и другие) с разработкой федеральных законов».

Прошло – вдумайтесь только – семнадцать лет! Не сделано почти ничего, во всяком случае – в отношении Онежского озера (по защите Ладоги благодаря активности властей Санкт-Петербурга и Ленобласти работа шла активней, и результаты оказались существенней). Напомним, все это время депутатом Госдумы от Карелии оставалась Валентина Пивненко, которой что-то мешало стать лоббистом критически важного для региона закона. А нынешний председатель ЗС РК и врач по профессии Элиссан Шандалович уже второй созыв является депутатом от Медвежьегорского района, где проблема питьевой воды заставляет людей жить в постоянном страхе: подцепить заразу или отравиться переизбыточной химией, которой обеззараживают воду.

– О том, что творится в Медвежьегорске с водой, мне рассказали соседи по купе поезда, в котором я приехала на этот «круглый стол» из Москвы, – сказала в своем выступлении председатель центрального совета межрегиональной общественной организации «Природоохранный союз», доктор биологических наук, академик Российской экономической академии Вероника Тарбаева, чем невольно смутила председателя Заксобрания Шандаловича. – Мне не понятно, почему предусмотренные в этом году на разработку проекта канализационно-очистных сооружений для Медвежьегорске средства были пущены на удлинение трубы водозабора? Почему это произошло без обсуждения с населением? Приняла от граждан обращение на этот счет. А их сын рассказал, что в школьных туалетах ужасно пахнет, от него у меня тоже есть заявление…

Выступившие с докладами и.о. министра природных ресурсов и экологии Карелии Алексей Щепин и известный специалист в области водных проблем, член-корреспондент РАН, научный сотрудник отдела комплексных научных исследований КарНЦ РАН Николай Филатов ничего особо нового не сказали. Ладога и Онего катастрофически стареют, загрязняются опасными веществами, в том числе, и это в значительной степени касается Онежского озера, из-за растущего числа форелевых хозяйств, убивающих экосистему. «Карелия производит 70 процентов российской форели, но при этом страдают пресноводные водоемы, – подчеркнул ученый. – Пора брать пример с Норвегии, где рыбоводческие хозяйства выведены в море, экосистема которого гораздо меньше страдает от подобного соседства. Напомню, что у нас тоже есть море…» Оба докладчика сошлись на том, что законопроект опаздывает от проблемы. Выход из сложившегося положения Щепин видит в правовом регулировании по примеру Байкала, который сам осуществлял, работая в Бурятии. А Филатов не раз ставил в пример Великие Американские озера, система которых напоминает нашу Онежско-Ладожскую, но гораздо разумней защищена от разрушения.

У «круглого стола» начали образовываться острые углы, когда в дискуссию включились специалисты различных ведомств. Шокировали статистические данные, которые привела заместитель руководителя Росприроднадзора по Карелии Ольга Брайко: ежегодно в водоемы Карелии сбрасывается до 240 миллионов кубических литров сточных вод, из которых 60 процентов недостаточно очищены и более 20 процентов – без очистки. Кроме крупных предприятий, таких как Кондопожский и Питкярантский ЦБК, главными виновниками загрязнения из года в год являются одни и те же предприятия ЖКХ, в борьбе с неэффективной работой которых бессильны и правоохранительные, и природоохранные органы. Штрафы погоды не делают, поэтому изменить ситуацию можно только целенаправленной государственной политикой. По словам Ольги Брайко, Росприроднадзор безрезультатно обращался в правительство Карелии с предложением о создании единого оператора, оказывающего услуги по водоснабжению и водоотведению по аналогии с операторами газо- и теплоснабжения, который мог бы контролировать эти вопросы в системе ЖКХ. Федеральным законодательством предусмотрено субсидирование строительства очистных сооружений, но и тут наша власть не преуспела. В сентябре правительством Карелии утвержден комплекс мер по развитию ЖКХ на 2017–2020 годы, где строительство новых очистных сооружений не предусмотрено. А теперь вспомните, что нам лукаво говорят про заботу о благе народа?

Заместитель директора Центра лабораторного анализа и технических измерений Росприроднадзора по РК Сергей Пластинин заострил внимание на том, что пять крупных населенных пунктов бассейна Онежского озера и восемь Ладожского бассейна не имеют очистных сооружений, назвав их «горячими точками», которые официально таковыми не объявлены. На Онего это поселки Кварцитный и Пиндуши, город Медвежьегорск, поселок Повенец – через реку Повенчанка, город Пудож – через реку Водла. В общей сложности в этих населенных пунктах проживает 35 тысяч человек. «В Медвежьегорске расположена специализированная республиканская больница УФСИН России постройки 1946 года, которая ежегодно сбрасывает в Онежское озеро 55 тысяч кубов сточных вод без очистки от заключенных, которые больны туберкулезом, гепатитом, сифилисом и ВИЧ. Вопрос не решается в течение восьмидесяти лет, поэтому сразу предлагаем обратиться к руководству УФСИН РФ по решению этого вопроса», – заявил оратор, зал охнул. На Ладоге, в карельской ее части без очистных сооружений существуют поселки Импилахти, Курккиеки Лассанен, Рауталахти, Ляскеля, Салми, Рускеала, Ряймяля, где в общей сложности проживает десять тысяч человек.

Власти Карелии не занимаются реабилитацией рек по федеральной программе, объявленной еще в 2009 году, не проводятся необходимые работы по ликвидации устойчивого нефтяного пятна в местечке Сайнавлок, ставшем микрорайоном Петрозаводска. Огромный урон озерам наносит пассажирское и грузовое судоходство тем, что с теплоходов и сухогрузов постоянно и бесконтрольно осуществляет сброс различных опасных отходов. Кроме того, ради сохранения Онежского и Ладожского озер, по мнению Росприроднадзора, необходимо увеличить до 500 метров водоохранную зону водоемов, как это сделано на Белом море. Сразу вспомнились нескончаемые заборы возле шикарных дач по берегам «стратегически важных бассейнов пресной воды» – их что, снесут? Не верю.

Интригующе прозвучала ссылка на жалобы монахов Валаамского монастыря о цветении воды в Ладожском озере, причем вина насельниками возлагается отчасти на население Сортавальского района, которое незаконно понастроило бань на берегах реки Тохмайоки. Не пришлось бы и оттуда жителей переселять, подумалось почему-то…

Отчаяние прорывалось и в выступлении начальника Карельского филиала Карелрыбвода Сергея Иванова: в Онежском и Ладожском озерах стремительно сокращаются рыбные запасы. Если несколько лет назад в Онежском озере можно было выловить сига весом до восьми килограммов, то сейчас максимум – полтора. Беда с судаком, его запасы тают из-за варварского вылова в местах нереста. С 2010 года в Онего резко пошли на убыль и запасы лосося, вплоть до того, что стало невозможно собрать достаточное количество икры для заводского воспроизводства мальков. И только прошлогодний запрет на вылов этой ценной рыбы в Петрозаводской губе, а также усилия по борьбе с браконьерством позволил нынешним летом создать необходимый запас, который обеспечит воспроизводство онежского лосося на три предстоящих года и сохранить так называемое «шуйское стадо». Правда, оратор скромно умолчал факты варварского вылова краснокнижной рыбы заезжими любителями троллинга и их местными товарищами по этому не дешевому хобби – об этом за последнее время активно пишет карельская пресса. По словам Сергея Иванова, чтобы уничтожить рыбные запасы, достаточно 1-2 лет, а чтобы их восстановить, потребуются десятилетия.

Время шло, а список «горячих точек», которые предложил обозначить на «круглом столе» эколог Дмитрий Рыбаков, все не заканчивался. Глава Медвежьегорского муниципального района Андрей Кочетков, недавно избранный на эту должность, вернулся «к своим баранам» – очистным сооружениям, задав вполне резонный вопрос: «Кого мы обманываем?» По его мнению, предложенный парламентом Карелии законопроект об охране Ладожского и Онежского озер хорош, но он не решает задачу: как, когда и кем очистные сооружения в Медвежьегорске будут созданы. Пока полномочия остаются на уровне района – никогда и никем проблема решена не будет, серьезный инвестор не придет туда, где окупаемости придется ждать десятилетиями. Конкретизировала вопрос Валентина Сукотова: найдутся ли деньги в республиканском бюджете 2018 года на проектную документацию для строительства КОС в Медвежьегорске, поскольку заложенные на эти цели средства в этом году с подачи депутата Шандаловича были потрачены на реконструкцию водозабора? Ответа не последовало.

Когда стало казаться¸ что никаких новых поворотов в обсуждении вопросов охраны Онежского и Ладожского озер не появится и участники пошли по второму кругу, слово попросила глава Питкярансткого муниципального района и Ляскельского сельского поселения Нина Заречная. «Я не услышала ни от одного выступающего предложений по сохранению и очистке воды Ладожского озера, – в голосе Нины Владимировны слышалось возмущение. – Вы знаете, что ладожская нерпа занесена в Красную книгу, но сегодня ее такой переизбыток, что через восемьдесят лет при нынешней убыли населения по берегам нашего поселения нерпа будет плакать и искать живых людей…»

По словам Нины Заречной, стадо тюленей уже невозможно посчитать. Местный предприниматель Владимир Бобылев, занимающийся рыбным промыслом на Ладоге, с 1996 года ведет дневники наблюдений, в том числе – за нерпой. На отведенной ему для промысла акватории двадцать лет назад он зафиксировал четыре тюленя, а прошлой зимой на одной льдине рыбак насчитал 4800 особей. На некоторых маленьких островах уже некуда стать ногой – вся поверхность занята нерпой, которая массово болеет заразными кожными болезнями и глистными инвазиями. Звери мутируют, если средний вес взрослой особи не превышает 28 килограммов, то теперь встречаются тюлени до 90 килограммов. В местах обитания тюленей резко истощились запасы рыбы: взрослая особь в день съедает до пяти килограмм. Предприниматель Бобылев рассказал, что однажды поднял сеть, в которой из ста сигов только два были целыми, остальное – головы. Нерпа съела не только сига, но и ряпушку. Гибнущие в больших количествах тюлени отравляют трупным ядом прибрежную воду – это одна из причин ее цветения, поэтому не стоит насельникам винить жителей прибрежных поселений. Кстати, как говорят знающие люди, миграция нерпы в сторону карельского берега усилилась с началом освоения братией Валаамского монастыря островов традиционного обитания тюленей. Глава Питкярантского района убеждена, что пора заняться регулированием стада тюленей по примеру Финляндии, где, если стадо из 600 особей увеличивается на двадцать – его сокращают.

Проект закона «Об охране Онежского и Ладожского озер» участники «круглого стола» одобрили единогласно, сделав акцент на необходимости не откладывать его в долгий ящик и добиться федерального финансирования основных проектов по защите стратегически важных для России и Европы озер. Смутило одно: у большинства присутствовавших депутатов ЗС не возникло к специалистам ни одного вопроса. Они в полемику не включились, так и просидели статистами, а кто-то откровенно играл в «ходилку» на своем смартфоне.

Татьяна Смирнова,

Источник: «Черника» – онлайн-журнал для остроты общественно-политического зрения, 13.11.2017

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники