Волошинские места Крыма не дают покоя бизнесу

И действительно, как тут сидеть сложа руки, когда такая красота и в пустоте? Голубые холмы Восточного Крыма с причудливыми изгибами, с видом на море скучают в многовековых своих думах вместо того, чтобы принять на свои плечи прекрасные бетонные строения современных гостиниц и домов отдыха. Строить, конечно, нужно ближе к морю, иначе количество удовольствий резко сокращается: одним воздухом и видом сыт не будешь! И ничего, что нет коммуникаций, особенно воды, канализации, вон – Коктебель живёт себе без очистных, и ничего!..

Уколы в сердце

Кому конкретно пришла в голову светлая мысль наконец застроить Тихую бухту, расположенную к востоку от Коктебеля, точно не известно. Называют имена местных депутатов, подозревают пришлых варягов. Несомненно одно, что поднять на пустыре несколько девятиэтажных комплексов, задача не для простого смертного. Когда этой весной там начались строительные работы, загудела бетономешалка и засуетились рабочие, местный люд тут же сделал стойку на стройку. И не потому, что поголовно все коктебельцы тонкие ценители волошинских пейзажей. Появление нового курортного конкурента с многочисленными номерами да ещё вблизи с одним из самых удобных и привлекательных для отдыха мест может всколыхнуть любую общественность, живущую за счёт туриста.

 Всколыхнулись и известные коктебельцы-дачники: Радзинский, Шарапова, Киселев… Телемагнат Дмитрий Киселев, правда, и сам умудрился преобразить Коктебель с помощью своего креативного домика, называемого в народе, «тарелкой», но хоть не о девяти этажах! Конечно, облик посёлка не может быть неизменным, старые постройки рассыпаются или их разрушают новые хозяева, на их месте возводят более современные, стандартные дома. Но ведь это всё можно делать в единой стилистике, со вкусом, сохраняя дух волошинской эпохи. Никто не говорит про возврат в Серебряный век. Но ведь и не нужно приближать Бетонный, пусть и раскрашенный в радостные цвета. А именно так выглядит один из классических ныне «замков» посреди посёлка, место которому, возможно, в «Артеке», наверное, Евпаторию он бы не обезобразил, но в Коктебеле — как ёлочная игрушка на летнем пляже.  

Koktebel 2

Москвич Саша Гусев, фотохудожник, архитектор и дизайнер, приезжает в Коктебель последние 60 лет (ему – 70), снимает его в разных ракурсах, делает выставки. Одна из них — «История посёлка Коктебель» — включила фотографии минувших лет, где много воздуха, моря, минимум застройки, а самое крупное здание — дом Волошина, который теперь почти затерян среди соседних стен. Он  был знаком с Марией Степановной Волошиной, супругой писателя, 8 лет ведёт Коктебельский клуб в Москве. Саша говорит, что каждая новостройка отзывается болезненно в его душе и сердце:

— Вы знаете, Коктебель был беден, но в нём было удивительное очарование, это был очаг интеллигентности, культуры. И все ходили в Тихую бухту, это место было особое – чистое; чистое море, травы, воздух. Коктебель и так уже стал, как шагреневая кожа, еще добить Тихую бухту, — и всё, Коктебель можно закрывать. Застройка идёт людьми, которые приехали и они чужды духу Коктебеля. Сейчас идёт активнейшая реклама посёлка, и люди приезжают и чем занимаются? Пьянки-гулянки! Им Волошин с его холмами, которые он бесконечно любил, совершенно не нужен. Я был в Гоа, там все подтянутые, все занимаются йогой, ездят на велосипедах. В Коктебеле спортом занимаются единицы. Винопитие, чревоугодие и разглагольствование, — вот все занятия.

 Надолго ли?

Сейчас строительные работы над Тихой бухтой, у самого подъезда к ней со стороны Коктебеля, остановлены (очевидно же, что велись они не на пляже). Общественное протестное движение подхватили и даже возглавили депутаты. «Я настояла на том, чтобы строительство в Тихой бухте было включено в список запрещённых к строительству объектов. Градсовет и глава Крыма меня поддержал, и уже сегодня объект туда включён», – сообщила депутат Госсовета РК Евгения Добрыня. Надолго ли?

Александр Дидуленко, активист, краевед, экскурсовод считает, что Тихую, а равно и Лисью бухту, которая находится западнее Карадага, должен взять себе Карадагский заповедник. Все остальные варианты её защиты и сохранения уже не работают и, видимо, работать не будут. Этот вопрос активно обсуждается, регулярно каждый год, ещё со времён СССР. Есть хорошие наработки.

— Ура, сейчас победили, — горячо обсуждает он решение власти. — Но это до поры до времени. Есть мнение администрации и мнение населения в данном регионе, включая Карадаг и Карадагскую округу с Коктебелем и Тихой бухтой. И стройка будет продолжаться. Не сейчас, так через год. Всё равно остались документы на эту землю. Но документация частично прячется. Официальные власти Феодосийского региона, при поддержке Государственного совета Крыма, и лично председателя правительства РК торжественно поклялись сегодня (уже в который раз, как и в прошлые годы), что не будет никакой стройки, мы её прекращаем. Но есть очень богатые люди, которым плевать на эти клятвы и на особо охраняемые территории. И это всё в год экологии и ООПТ!!! Обратите внимание на цинизм и абсолютную бессовестность этих самых «богатых», которые запросто влияют на чиновников госаппарата, письменно разрешающих всё это безобразие. Тихую бухту кто-то просто убивает, кто-то хочет залить её бетоном, застроить коттеджами (9 – 11 этажей!!!), построить причалы, пригнать яхты.

Koktebel 3

Насколько возможен план по передаче Тихой и Лисьей бухты Карадагскому заповеднику, который уже не раз обсуждался в разные годы? Это — трудоёмкое, финансово очень затратное мероприятие, которое помимо всего прочего может привести к социальному взрыву, — уверен Роман Горбунов, временно исполняющий обязанности директора Федерального государственного бюджетного учреждения науки «Карадагская научная станция им. Т. И. Вяземского – природный заповедник РАН». Он рассматривает вопрос с разных позиций:

— Если говорить мне как человеку и гражданину, а не как директору, да, это правильно. Заповедник смог бы обеспечить режим. Но вы же понимаете, что тогда эти бухты мы полностью закрываем для туристов, т. к. категория природного заповедника подразумевает отсутствие всякой хозяйственной деятельности. Представьте, какой социальный взрыв это вызовет? Готовы мы к этому? Наверное, нет. И как эколог, я – за. Уникальные ландшафты и так далее. Но это очень сложный процесс, тут нужно позицию федерального нашего учредителя услышать, потому что здесь вопрос финансирования. Штат инспекторов, которые обеспечивают режим охраны заповедника, нужно будет увеличивать. Документация, кадастровые работы, наверное, тысяч 500 будут стоить.

Роман Горбунов также обращает внимание, что статус ландшафтно-рекреационного парка, который имеет Тихая бухта, не означает запрета на строительство. «Я общался с общественностью и хотел бы её поддержать, — поясняет он. — Но против чего? Против того, что там всё законно? Мне кажется, что есть два аспекта, которые общественникам могут помочь. Это архитектура, т.к. должно быть заключение, каким образом постройки будут вписываться в ландшафт. Второй аспект – экспертиза оползневого управления».

Тёмные места

Пока общественники сделают запрос по этим двум направлениям, пройдёт не меньше месяца. Ну, и, казалось бы, если стройку остановили, к чему лишние телодвижения? Но дело в том, что закон РК  «Об особо охраняемых природных территориях Республики Крым», принятый в 2014 году, действительно, с одной стороны, провозглашает принцип «недопустимости  хозяйственной  деятельности на особо охраняемых природных территориях,  способной  причинить  вред  охраняемым  объектам и несовместимой с режимом особо охраняемых природных территорий (кроме деятельности,  обеспечивающей  сохранение  биологического  разнообразия и экологического равновесия)». А ландшафтно-рекреационный парк наряду с природным заказником как раз и являются особо охраняемой природной  территорией. Но для первого из них тем же законом определено: «создание  условий  для  эффективного  развития  туризма,  отдыха и рекреационной  инфраструктуры  в  природных  условиях  с  соблюдением режима охраны заповедных природных комплексов и объектов; зона  стационарной  рекреации  – предназначена  для  размещения гостиниц, кемпингов, других объектов обслуживания посетителей ландшафтно-рекреационного парка».

Таким образом, депутаты и исполнительные структуры, запрещая без всяких оснований стройку у Тихой бухты, сами нарушают закон. Ведь это так пафосно звучит: спасём Тихую бухту! Не позволим в Год экологии уничтожать природу! А после года экологии?

Ещё одно «тёмное» место во всей этой истории (и в ряду очень похожих) связано с принадлежностью земель, которые примыкают к Тихой бухте и где «наклюнулось» масштабное строительство. По данным Бориса Яремко, руководителя «Гражданского актива Коктебеля», все участки полностью, до самого мыса Хамелеон, находятся в частных руках. «Самое главное, что эта земля, первое, находится за границами населённого пункта, второе — не включена в старый генплан, а новый пока так и не принят. И третье – там нет никаких коммуникаций».

Какие же можно обозначить дальнейшие пути для сохранения Тихой бухты и других крымских ландшафтов, тем более, что есть активные граждане, готовые идти по извилистым дорожкам законного воплощения идеалов? Конечно же, контролировать законность любой новой крупной стройки, особенно за пределами населённых пунктов. Необходимо также добиться принятия генплана, который будет доступен для ознакомления любому крымчанину. А если точечно, о Коктебеле и «Карадагской округе», то нужно срочно поднять статус Тихой и Лисьей бухт с ландшафтно-рекреационного до природного парка, который имеет большую степень охраны (предложение Горбунова, Дидуленко и др.), так, как это сделано в Засивашье — природный парк «Калиновский» (12000 га) — и ещё в трёх крымских регионах.  

Для справки:

В декабре 2007 года Верховный Совет Крыма объявил «Тихую бухту» региональным ландшафтным парком местного значения площадью 1508 гектаров, 218 из которых — это акватория Чёрного моря. На территории парка зарегистрировано 27 видов растений, 15 видов животных и 25 видов птиц, занесённых в Красную книгу. 64 вида растений, произрастающих в бухте, относятся к редким в Крыму эндемикам.

Мнение:

Тамара Стеблюк, генеральный директор Государственного бюджетного учреждения Республики Крым «Историко-культурный, мемориальный музей-заповедник «Киммерия М. А. Волошина»:

— Когда Максимилиан Александрович Волошин учился в гимназии, он ходил пешком из Коктебеля в Феодосию, конечно, часто бывал в бухточках, и то наследие, которое он нам оставил, неотъемлемо от природы, ландшафта, атмосферы этих мест. К сожалению, очень многие не понимают, что первозданное – это духовность. И это было утеряно. Агрессивность человека проявляется и в агрессивности по отношению к природе. Мне кажется, то, что происходит с экологией, взаимосвязано с экологией души, духовным состоянием, и это наказание за то, что мы в своё время не сохранили.

Алена ПОПОВА

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники